Category: экономика

la

У Аргентины проблемы не только с футболом

Когда в 2015 году к власти пришёл про-американский пудель Макри, страна по накатанной колее стала двигатсься к очередному финансовому кризису.

В 2001 году в Аргентине произошёл дефолт фактически по сценарию России-1998, только значительно большего масштаба. В России в 1998 не было дефолта по евробондам, долгам МВФ и по некоторым другим категориям долгов, в Аргентине - фактически по всем долгам общей суммой около 130 млрд долларов. Экономическое выздоровление после этого в в значительной мере тоже шло по российскому сценарию: разрыв с идеологией "Вашингтонского Консенсуса" и глобалистской финансовой ортодоксией, отказ от внешних займов и поддержка профицитного бюджета, импортозамещение и поддержка национальной валюты на заниженном уровне, увеличение социальных расходов вопреки рекомендациям МВФ и прочих "советчиков" от международной финансовой плутократии. Экономика в нулевые росла быстрыми темпами, внешний долг сокращался.

В последние годы рост стал буксовать и 2015 президентом был избран либерал Макри после 13 лет правления перонистов Киршнеров. Макри сразу пообещал выплатить дефолтные долги "стервятникам" (в основном хедж-фондам и богатым частным инвесторам) чтобы снова выйти на международный долговой рынок и начать новый цикл наращивания внешнего долга. Это ему вполне удалось - за последние 3 года общий внешний долг вырос почти на 40%. Ускорилась инфляция, а в последние месяцы - резкое падение песо, национальной валюты.

Сейчас вновь реально запахло керосином, и правительство Макри быстро-быстро договорилось о заеме у МВФ до 50 млрд долларов. Хорошим это как правио не кончается, как мы знаем по недавней истории. К теме:
Why Argentina's Leader Is in for a Tough 2019
Debt 'contagion' in Argentina and Turkey is spreading to other countries
la

Пролетая над кофейной гущей

Каким-то образом я оказался в компании экономистов в мини-интервью "Журнала ЖЖ". Попросили ответить на тему кризиса, курса рубля, импортозамещения и т.д.

Приведу здесь свои ответы, остальных респондентов - по ссылке выше.

— Может ли в России в ближайшее время начаться продовольственный кризис? Что может стать его причиной?
Если под этим понимается физическая нехватка продовольствия, голод части населения — не начнётся. В любой относительно развитой стране с механизированным сельским хозяйством, в отсутствии тотальной войны — а Россия, как бы то ни было, принадлежит к их числу — производство достатка еды не явлается ни технической ни экономической проблемой. Отрицательные последствия политических потрясений последних двух лет всё же будут: рост цен, в том числе на продукты, востребованные самыми бедными семьями, ухудшение качества питания. Исчезновение в ассортименте изысканных европейских деликатесов — не самая острая проблема, в большей степени только повод для бурчания всяких креаклов. Да и полного исчезновения не будет: всякие показательные костры контрабанды, раздавливание гусиных тушек — временная кампанейщина, постепенно разные лазейки прорежутся как капилляры в почве. Даже в случае формального сохранения всех нынешних санкций и контр-санкций, через 2-3 года ситуация вернётся к до-кризисной.

— Какая сфера экономики пострадает от кризиса меньше всего?
Чтобы какая-то отрасль меньше чувствовала кризис, нужно два основных условия: чтобы цены на её продукцию оставались высокими, по крайней мере в рублях, а затраты в то же время не слишком зависели от дорожающего импорта. Ещё одно важное условие — чтобы не требовалось постоянной подпитки кредитами и их частого перефинансирования, т.к. в кризис с кредитами не слишком хорошо. Например, сельское хозяйство, первичное производство продовольствия, ориентируется на экспорт или импортозамещение, и кризис в целом должен быть благоприятен для него. Но в то же время в нём очень силён сезонный фактор и оно требует большого обьёма кредитов, и это препятствует его развитию в кризис. Зато пищевая промышленность находится в более выгодных условиях. Хотя в нём используется немало дорогого импортного оборудования, его потенциал для импортозамещения очень высок, и здесь можно ожидать быстрого развития и интересных новых продуктов.

Отрасль в которой в наиболее чистом виде можно использовать потенциал импортозамещения — внутренний туризм. Отрасль, в которой в наибольшей мере можно использовать экспортный потенциал девальвации рубля — оффшорное программирование, экспорт программного обеспечения. Динамика некоторых отраслей связана не столько с колебаниями курса доллара и ценами на нефть, сколько с фазой развития страны. Например, в строительстве я не ожидаю обвала, но и не рассчитываю на бурный подьём. Зато быстрое развитие происходит в освоении, благоустройстве уже существующего жилья — от интересных интерьеров и отделочных материалов до садоводства, цветников и подстриженных газонов. Обычные российские граждане массово переходят от стремления получить некоторое число квадратных метров жилья к желанию облагородить окружающее пространство, чтобы было приятно находиться не только в четырёх стенах гостиной и кухни, но и в подьёзде, во дворе или у крыльца.

— Почему зарплаты не индексируются пропорционально уровню инфляции? Collapse )
la

Реальный курс рубля


http://www.economonitor.com/dolanecon/2014/12/27/what-lies-behind-the-plunge-of-the-ruble/

Несмотря на финансовый шок последних несколькх месяцев (резкое снижение цены на нефть + почти полное прекращение рефинансирования внешних корпоративных долгов), реальный курс рубля значительно выше чем он был 15 лет назад. Эти факторы (цена на нефть и рефинансирование) скорее всего будут продолжать действовать в ближайшие месяцы, но так же уже начали действовать механизмы приспособления экономики к этим шокам - импортозамещение, увеличение не-сырьевого элспорта, снижение общего обьёма долга и нахождение альтернативных источников кредитования. Вряд ли реальный курс рубля сильно скакнёт вверх, но можно ожидать его постепенного повышения в ближайшие 3-6 месяцев.
la

С крыши на чердак - 2

Вот здесь видео как Фалкон трахнулся о баржу:

via

То что они примерно попали в баржу - уже немалое достижение. Но от того что видно в этих кадрах до устойчивого, надёжного (и экономически оправданного) приземления на твёрдую или плавучую поверхность - огромная дистанция. Даже почти идеальный, медленный вертикальный спуск может в последний момент окончиться неудачей - поломкой одного из рулей из-за повышенной механической нагрузки, остаточными колебаниями которые всё-таки опрокинут ракету даже после того как она уже, казалось бы, встала на место, наконец, порывом ветра через несколько минут после посадки. В общем, это долгая дорога.

Меня несколько удивляет что программа тестирования Фалкона плохо учитывает именно целевую многоразовость первой ступени как основной признак, отличающий его от других ракет. Я бы делал это по-другому. Например, учиться взлетать и приземляться постепенно на всё большую высоту, не озадачивая себя полезной нагрузкой, но добиваясь именно многоразовости - т.е. если ракета успешно приземлилась, пусть даже с небольшой высоты, попробовать её же для следующего взлёта, и может быть прыгнуть повыше.

Кстати, обнаружил у нас под боком ещё одну контору связанную с Маском - офис SolarCity, находящийся в том же офисном парке что и наша компания. Я прохожу мимо неё почти каждый день во время обеденного моциона, но раньше как-то не обращал внимания. Это один из четырёх офисов в Массачусеттсе. Надо сказать, офис какой-то совершенно сонный, из того что видно в окно похож на какую-нибудь провинциальную страховую конторку с секретаршами перекладывающими бумажки и гоняющими чаи, с виду там вообще ничего не происходит.
la

Рефлексивность

Сорос не исключает наступления дефолта в России из-за санкций Запада, в основном на основе его публикации в NY Review of Books.

Вот же старый дурень. Одной из основных причин, почему в России не будет дефолта на государственном уровне - то что после 1998 года в основном перестали слушать таких "друзей" и "ценных советчиков" как Сорос.

Пора, дедуля, в наш советский колумбарий.
la

Сен Томас няш!

Предновогодний обед отметили в главном городе Американских Вирджинских островов, в ресторане Oceana (один из самых шикарных на острове Сен Томас) на территории Villa Olga, где в 19-м веке находилось российское представительство (вилла названа в честь жены российского посла). В то время эти острова принадлежали Дании. Это была основная гавань карибского региона куда заходили российские торговые корабли. Россия имела некоторые экономические интересы на острове, и построила несколько зданий в округе. Были разговоры о возможной покупке этих островов у Дании, но дальше дело не дошло.





la

Криптовалюта

Аммосов совершенно прав - вместо дурацких попыток запретить биткойны и пр., нужно наоборот способствовать их распространению. В условиях псанкций и мелких гадостей со стороны Запада чем больше дырок будет в мировой финансовой системе, тем лучше. Всё что подрывает доминирование доллара в международных финансах - есть хорошо и правильно.

В Минфине, откуда исходит инициатива на эти запреты, сидят дураки или вредители, и с этим надо что-то делать.
la

Доебаться до мышей



via

Как изменились времена, как обесценились бывшие популярными экономические теории.

В последние десятилетия в экономической науке мейнстримным представлением считалось что экономикой можно достаточно эффективно управлять с помощью процентных ставок. Фактически это совпадало с основными положениями монетаризма, упирающими на то что всё определяется количеством денег в экономике. Эти идеи начали осуществляться на практике в конце 1970-х в США в конце правления президента Картера (который назначил Пола Волкера председателем Федерального Резервного Банка), затем с приходом администрации Рейгана, и в Англии с приходом к власти в 1979 году консервативного правительства Маргарет Тэтчер. Новая экономическая политика была принята в попытке выйти из тупика стагфляции и "кризиса 70-х годов" в котором оказались большинство западных стран.

Резко увеличив процентные ставки, центробанкам удалось в течении нескольких лет значительно снизить инфляцию ценой глубокого, но достаточно краткосрочного экономического спада. К 1985 году уже наблюдался экономический бум и одновременно низкая инфляция (около 3% в год, по сравнению с примерно 12% в 1980), т.е. стагфляция была побеждена. Являлось ли основной причиной этого монетаристская политика центробанков, или же структурные, пост-индустриальные, изменения в экономике - так и останется предметом дебатов экономистов. Но основные идеи новой монетарной политики получили дальнейшее развитие.

Главная идея новой ортодоксии заключалась в том что центральные банки, управляя процентной ставкой, могут осуществлять достаточно тонкую настройку экономической активности в своих странах. Уменьшение ставки равнозначно вбрасыванию денег в экономику (на практике оно осуществляется покупкой центробанком правительственных долговых облигаций, т.е. на балансе у центробанка становится больше этих облигаций, а на балансе предыдущих держателей и самого правительства - больше денег). Больше денег - значит больше выданных кредитов, больше всяких покупок, начатых проектов, заключённых сделок и т.д. Всё это вызывает оживление или ускорение экономики. Но низкие ставки (и, соответсвенно, вбрасывание денег в экономику) грозит разгоном инфляции и перегревом экономики. В противоположность этому, увеличение ставок (связывание денег, когда центробанк наоборот продаёт гособлигации, т.е. долговые расписки, за реальные деньги) замораживает экономическую активность но и сдерживает инфляцию. То есть экономика - это такая хорошо обьезженная лошадка у наездника-центробанка, натяжением и отпусканием вожжей пойдёт туда и с такой скоростью с какой укажет наездник.

Такое положение дел в значительной степени действовало в течении двух десятилетий 1980-90-х. В особенности это вроде бы хорошо работало в 90-е, лучшее десятилетие в американской экономике с 1960-х годов. В 1987 году вместо Пола Волкера председателем Федерального Резерва был назначен Алан Гринспен, который находился на этой должности до 2006 года, почти 20 лет. В конце 1980-х опять начала разгоняться инфляция, хотя она оставалась намного ниже уровня конца 1970-х. Гринспэн немного увеличил процентные ставки, и это было одной из причин рецессии 1990-91 года, но снизило рост цен. Чтобы преодолеть рецессию, процентные ставки в свою очередь были снижены до 3%, и на таком уровне держались до начала 1994, когда экономика уже уверенно разгонялась. Далее новый цикл повышения стравок в начале 1994 вызвал кратковременное падение и небольшую панику на фондовом рынке, но не остановку экономики. До начала 2000-х процентные ставки слегка колебались, но оставались на достаточно высоком (по нынешним временам) уровне. Инфлация оставалась низкой, а экономический бум продолжался. С 1997 года у США впервые за несколько десятилетий образовался бюджетный профицит, и он оставался до 2001 года, когда в конце концов был профукан администрацией Джорджа Буша - снижением налогов на высокие доходы и вновь раздутыми военными расходами.

Чудеса тонкой настройки экономики небольшими изменениями процентных ставок были, казалось бы, продемонстрированы во время мирового финансового кризиса 1998 года, последовавшего за российским дефолтом и коллапсом хедж-фонда LTCM в сентябре того года. В этот примерно двухмесячный период случилась самая значительная паника на мировых финансовых рынках между "чёрным понедельником" в октябре 1987, и лопнувшим пузырём ипотечных деривативов и коллапсом Леман Бразерс в сентябре 2008. Когда рынки страшно лихорадило в сентябре-октябре 1998, серией из небольших снижений процентных ставок (в общей сложности всего на 0.75%) Гринспэну удалось успокоить ситуацию.

На рубеже тысячелетий вера в чудесные рецепты монетарной политики и лично Алана Гринспэна достигла масштабов религиозного культа. Извечный болванчик амерриканской политики - сенатор Джон Маккейн, по совместительству кандидат в президенты в нескольких избирательный циклах - во время кампании 2000-го года даже предлагал, почти серьёзно, назначить главой Федерального Резерва мумию Алана Гринспена, если с ним живым что-нибудь случится. Но никакая экономическая и монетарная политика не работает раз и навсегда, у любой из них имеется срок годности. И в то же время никакие экономические рецепты не отвергаются навсегда - они бывают дискредитированы чтобы быть вновь оживлёнными через одно или несколько поколений (это заставляет сомневаться в том что экономику можно считать полноценной наукой).

И с 2000-го года эта чудотворная связь между процентными ставками и экономичсеким ростом практически перестала действовать. Процентные ставки были опущены до небывало низкого уровня во время рецессии 2001 года, и оставались на нём несколько лет. Последовавшее за этим с 2004 года скромное повышение ставок, возможно, было фактором в лопании пузыря в 2008 году, но это произошло бы и при любой другой монетарной политике. Во время кризиса 2008 года ставки были вновь снижены - практически до нуля, где и остались с тех пор. Но ни разгона инфляции, ни нового экономического бума это не вызвало. Вожжи, связывающие наездника-центробанк с лошадкой-экономикой, оставались свободно провисающими.

Катастрофы, подобно Великой депрессии 1930-х, не произошло, но не случилось и быстрого оживления экономики. Всё оставалось ни шатко ни валко.Из полубожественного персонажа эпохи Гринспэна, последующие руководители Федерального Резерва превратились в зиц-председателей конторы "Рога и Копыта", от которых не требуется никаких самостоятельных действий - сиди и подмахивай бумажки, продолжающие статус-кво. Вместо тонкого регулировочного клапана, Федеральный Резерв превратился в открытый до предела денежный кран, у которого руководство не только не рискует прикрыть заслонку, но боится даже пошевелить её. Вместо таргетирования оптимальных процентных ставок - "количественное ослабление", фактически швыряние денег на стол целыми чемоданами. Бюджетный дефицит из сотен миллиардов стал исчисляться триллионами. Банки получают огромные деньги под нулевые проценты, но вяло инвестируют в реальную экономику. Эти деньги в основном приходят на фондовый рынок, где растёт очередной пузырь. Американские корпорации сидят на триллионах накопленных средств на банковских счетах (в значительной мере - оффшорных), которые не инвестируются в расширение производства. Многие развивающиеся страны из вечных должников и просителей денег, в течении 2000-х превратились в держателей гигантского обьёма (в общей сложности почти 10 триллионов) низкодоходных долговых облигаций США и Западной Европы, которые так же практически исключены из реальной экономики. Зарплаты растут очень медленно, и медианная зарплата в США с учётом инфляции даже несколько упала в течении 2000-х. Инфляция (в обычном измерении) при этом остаётся незначительной, несмотря на нулевые процентные ставки.

Этот экономический и монетарный режим тоже не может продолжаться до бесконечности, но пока непонятно каким образом он прекратится - with a bang or with a whimper - и что последует за ним.
la

Let's kill all lawyers

Bloomerg.com опубликовал статью Петра Турчина на тему "How Elite Overproduction Brings Disorder", но под более попсовым заголовком "Blame Rich, Overeducated Elites as Our Society Frays". Больше релевантных ссылок на тему в посте в его блоге.

На самом деле картина не очень простая. Перепроизводство адвокатов, и быстро растущие цены на высшее образование (сопровождающееся всё большими сложностями с трудоустройством выпускников) - особенно "элитное", типа бизнес-школ и юристов, вполне укладывается в концепцию "перепроизводства элит" как основной причины структурно-демографического кризиса. Экономическое неравенство в США быстро росло в последние 30 с лишним лет, и продолжает расти дальше. Доходы нижних 50% семей стагнируют уже лет тридцать. Такого политического паралича в Конгрессе, непримиримости и неспособности договориться, как сегодня, не было по крайней мере много десятилетий.

С другой стороны, основные социальные показатели улучшаются уже двадцать лет, с начала 90-х: падает преступность, потребление наркотиков, самоубийства, ранние беременности и т.д. Экономический кризис 2008-9 года был весьма тяжёлым, но не переломил эту тенденцию. Он не вызвал, например, всплеск преступности, за исключением нескольких крупных городов. Мощных антисистемых движений в стране в общем-то не сложилось, хотя в последние несколько лет появилось интересное явление "сепаратизма графств": некоторые регионы пытаются отделитсья от своих штатов и образовать новые.

В общем, острого системного кризиса ещё нет, хотя движется в эту сторону. Запас прочности ещё есть, лет на 10-15, но постепенно исчерпывается.
la

Каменщик, каменщик в фартуке белом

Что ты там строишь? кому?
- Эй, не мешай нам, мы заняты делом,
Строим мы, строим тюрьму.

По пути в офис, на дороге. Экономическое оживление, подьём строительной индустрии! Рабочие места, бюджеты для пиления!
Вот кому-то по сoседству тюрьму пристраивают. Как бы не все в восторге от перспективы: