la

В целом эта песня о туризме

Наконец-то впервые с начала ковида сьездили в приличный отпуск. По местам где не были совсем (Южная Дакота, Небраска), или до сих пор задевали краешек проездом (Колорадо, Вайоминг). Сделали круг в течении 10 дней: Колорадо - Небраска - Южная Дакота - Вайоминг - Колорадо, с основным пребыванием в ЮД и Колорадо. Места с точки зрения природы - замечательные, будет в ближайшие дни много фотографий, а пока - тезисно, о всем путешествии.

1. Впервые с февраля летели в самолете. В Бостоне в аэропорту народу было раза в три меньше чем нормально в такой день (в канун длинных выходных - День Труда). Самолет, тем не менее, был практически полный - компании сократили количество рейсов почти пропорционально пассажиропотоку. Весь рейс нужно сидеть в маске - весьма противно. Ещё хуже что в самолете перестали продавать алкоголь. Обычно мерзавчик (или два) красного вина - то что позволяло смириться с ужасами и стрессами американского воздушного транспорта.

2. Центр Денвера (Колорадо) - огромный лагерь бомжей. Их больше чем я видел где-нибудь в Калифорнии, шокирует. Весь центральный городской парк, где мы сдуру хотели погулять перед большим переездом - палаточно-мешочный лагерь. Много белых, молодых мужчин, не похожих на типичных бездомных, характерных от Нью Йорка до Сан Франциско.

3. Небраска, которую мы проехали насквозь с юга на север - оказалась не настолько плоско-однообразной как представлялось до этого. Не слишком большое разнообразие, но довольно живописные холмы, и кое-где - обалденные скалы, малоизвестные за пределами штата. Почти не видно явной бедности (в отличии от некоторых мест Южной Дакоты и Колорадо - прежде всего индейских резерваций, но не только их).

4. Очень разное отношение к масочному режиму. В Колорадо - строго, без маски не обслуживают. В Южной Дакоте - в основном по фигу. В некоторых ресторанах и магазинах без масок все, включая продавцов и официантов, и если придешь в маске, даже косо посмотрят - "ты че, пижон, приперся в наморднике?". В других заведениях маски привествуются, но и без них можно.

5. Бэдлэндс в Южной Дакоте - фантастика, его не зря называют "самым недооцененным национальным парком Америки". Посетителей намного меньше чем могло быть в этой природной экзотике. Окрестная инфраструктура довольно слабо развита. Единственный близкий городок - Wall, довольно задрипанный, нелегко найти приличный ресторан или отель.

6. Один день в Бэдлендс мы изнывали от жары >30 градусов. Через день - на всей огромной территории от Дакот до Колорадо выпало больше 20 см снега. В машине не было даже маленького скребка, пришлось очищать её чуть ли не голыми руками. Через пару дней снег полностью растаял, в Колорадо опять наступила жара.

7. Южная Дакота, как и ожидалось - суровый охотничий край. Белый, конечно. Ни одной надписи Black Lives Matter не припомню.

8. Вот характерная свежая новость из Южной Дакоты. Генеральный прокурор штата ехал по местным ебеням, столкнулся с кем-то. Сказал позже что сбил оленя, а оказалось сбил насмерть пешехода на обочине: https://www.cbsnews.com/news/south-dakota-attorney-general-jason-ravnsbog-reported-hitting-deer-actually-killed-man-joe-boever/
Оленей, впрочем, много. Я сам боялся сбить их на дороге, ехать приходилось с ветерком, но на лесных дорогах они в этот раз не мешали. Одного оленя - такого рогатого самца - я чуть не сбил... на центральной улице небольшого города в горах Колорадо. Реакция сработала, проехал буквално за полметра от глупого животного.

8. За один день сделали переезд от Devil's Tower на севере Вайоминга до God's Garden около Колорадо Спрингс. Всего в этот день было проехано чуть менее тысячи километров.

9. В Вайоминге и Колорадо видели множество длиннющих - в сто вагонов - поездов груженных углем. Один такой стоял чуть ли не в центре Денвера, там проходит железка. Это к вопросу о булках растущих на деревьях чем заправляются ваши Теслы.

10. В Колорадо предвыборная агитация примерно поровну за Трампа и за Байдена. Но за Трампа - напоказ, большие плакаты, флаги. За Байдена - как-то сиротливо, скромные плакатики, почти упрятанные, "да я тут просто стоял". В Южной Дакоте, Небраске и Вайоминге - все совершенно однозначно, Trump country. За Байдена можно, пожалуй, и в морду огрести.
la

Покаянство

К этой записи.

Есть такой нередко повторяемый тезис со стороны либеральной интеллигенции (и иногда "русских националистов"). Всем русским нужно каяться за "70 лет коммунизма", за Сталина, за Гулаг, за "оккупацию Восточной Европы" и много чего ещё. При этом едва ли кто-то из самых громких апологетов покаяния был замечен в конкретном покаянии, скажем за собственного деда, сделавшего карьеру во времена "красного террора" или сталинских чисток.

Тезис нередко звучит примерно так - Германия, все немцы - после 2-й Мировой покаялись за фашизм, за Гитлера, очистились и поэтому стали процветающей страной. Поэтому России, всем русским, нужно каяться за преступления советского режима, а иначе ничего не получится.

Но только тотального покаяния Германии на самом деле никогда не было. Не так давно я прочитал известные мемуары фельдмаршала Манштейна "Утерянные победы", написанные где-то в конце 50-х. Это, конечно, не вся немецкая литература о 2-й Мировой войне, но, я думаю, тон довольно типичный. Так вот, какого-то покаяния там не найти вообще, абсoлютный ноль. Манштейн жалеет не о том что Германия развязала мировую войну, а только о том что в конце концов проиграла в ней. Весь текст пронизывают "прекрасные немецкие воины", "доблестные войска СС", и т.п. Безликий советский противник, уничтожаемый чуть ли не миллиардами, (хвастовство и прямо-таки мюнгхаузеновские преувеличения у Манштейна весьма примитивны и лезут из всех щелей). Военные преступления немецких войск? Не слышали, ничего такого не упоминается. Доводилось иногда расстреливать большевистких комиссаров, потому что они были ответственны за "военные преступления против немецких войск". Массовые расстрелы гражданского населения, сожжение целых деревень? Ничего этого в мемуарах не найдете. Холокост, уничтожение других меньшинств? Не ищите следов. Концлагеря? Это какая-то другая вселенная.

Виноват только сам Гитлер - не в фашизме собственно, а в том что плохо слушал ведущих военноначальников, прежде всего самого Манштейна. Еще Геринг - в том что его постоянное хвастовство намного превышало реальные возможости Люфтваффе. Еще другие генералы, с которыми у Манштейна не сложились отношения. Ну и, конечно, союзные войска - всякие итальяшки, румыны. Только румынский диктатор Антонеску - достойный человек, потому что он лично приглашал Манштейна в свое имение и угощал дорогим шампанским. Остальные румыны - говно. Нет сомнения что если бы у Манштейна была возможность повторить "поход на Восток", он бы делал это с энтузиазмом и ни о чем не жалел.

На самом деле в послевоенный период тема раскаяния в Германии практически отсуствовала. Официальная идеология признавала военные преступкения за отдельными командующими и восйковыми подразделениями, но не за "доблестными воинами Вермахта" в целом, и тем более не за немецким народом в массе. Только в самом конце "Холодной войны", на рубеже 80-90-х появились ставшие известными публикации о массовом, практически всеобщем, участии рядовых немцев в преступлениях нацизма. Но одновременно с этим стала раскручиваться тема "миллионов изнасилованных немок" на основе полностью лживой статистики, и демонизация Советской Армии, которой не было даже в самые мрачные годы "Холодной войны". И признание преступлений тоже оказалось весьма избирательным. В центре внимания стала тема Холокоста, но другие преступления на Восточном фронте - уничтожение каких-то русских и прочих славян - где-то в далеком бэкграунде.

На Холокосте было даже сделано немало каьрер. Как саркастически пишет Пелевин в "Искусстве легких касаний": "В более широком смысле, продолжает он, «балет немецкого дальновидения» – это назойливая торговля деривативами своего раскаяния при всяком уместном и неуместном случае, общенемецкая культурная технология послевоенных лет, благодаря которой современные либеральные немцы ухитрились нажить на Холокосте куда больший моральный капитал, чем даже евреи."

Но нужно ли вообще массовое покаяние как официальная идеология? Скорее всего призывающие к этому преследуют свои шкурные интересы, чем общественное благо. Общество не может жить с постоянно навязываемом чувством вины. В случае Германии - она поднялась после войны скорее не потому что много каялась, а, в том числе, потому что эта тема была вытеснена на обочину общественного сознания. Я за то что чтобы преступления прошлого не замалчивались, и не забывались. Но навешивать вину на весь народ - это не работает, и призывающие к этому - худшие демагоги и вредители. Это касается и обвинений всех русских в "преступлениях коммунизма", и истериках о всеобщем расизме со сторны Black Lives Matter, и других подобных примерах.
la

Навальный

Новость, конечно, очень мерзкая, это явно умышленное отравление.
У меня большие сомнения насчет прошлых случаев отравления со всякими оппозиционными фигурами и "врагами народа". Достаточно убедительно что Скрипаля действительно отравило ГРУ, насчет Литвиненко уже совсем не очевидно, тем более и относительно недавние случаи такие как Быков или Верзилов. Но Навального несомненно отравили, очень грубо.

Хотелось бы, конечно, надеяться на честное и квалифицированное расследование, но увы, тоже большие сомнения. А пока можно только пожелать Алексею полного выздоровления.
la

In Memoriam. Gina Rong, June 11 1991 - August 5 2020


https://www.facebook.com/gina.rong

Джина, невеста Саши, скончалась вчера после долгой болезни. Лейкомия.
Мы знали её уже более 10 лет, со старшего класса школы, когда они подружились. После школы они расстались на пару лет, но потом снова стали вместе. Мы считали Джину своей дочерью.

У Джины был прекрасный характер, мы вряд ли могли пожелать лучше для спутницы Саши. Она была талантлива, работоспособна, целеустремленна. Она первая поступила в медшколу сразу после университета, в 2014 году (в Стони Брук на Лонг Айленде), пока Сашка ешё несколько лет раскачивался после окончания института.
Они жили вместе на Лонг Айленде, Сашка работал в частной ортепедической практике недалеко от Стони Брукса.

После окончания первого курса, в сентябре 2015 у нее внезапно нашли острую, быстро прогрессирующую форму лейкомии. Это была случайнаа мутация, в семье больше никто не болел этим. Родители Джины - медики, с хорошими связями в ведущих госпиталях Бостона. Она смогла получить самый лучший курс лечения который только возможен, в том числе новейшие формы Т-клеточной иммунотерапии. Болезнь, казалось бы, отступила. Но потом, летом 2016-го, вернулась опять. И опять отступала, и опять возвращалась.

Год назад, летом 2019, Джина, казалось бы, была полностью здорова. Она вынужденно бросила медшколу, слишком много стресса, но нашла работу в госпитале Дана Фарбер, где и лечилась до этого, причем работа была связана с исследованиями лейкомии. Джина постоянно была у нас в гостях. Она очень любила русскую еду, которую мы готовили - особенно борщ, фаршированные перцы, котлеты, и привозила от своих родителей китайские лакомства - спринг-роллы, дамплинги, редкие сорта чая и другие. Мы всегда любили видеть её рядом. Она ходила с нами в походы по Массачусеттсу, Вермонту, Мэну. Она организовывала для Сашки необходимые бумажные дела - подачу документов в медшколы, оформление займов на учебу, и другие, напоминала ему о важных дедлайнах когда он сам забывал про них.
Ее младшая сестра пошла по тем же стопам - она сейчас учится в той же медшколе где и Саша.

В конце лета 2019 болезнь вернулась опять. Второй раунд иммунотерапии в уникальном госпитале в Филадельфии, на этот раз не принес положительных результатов. Болезь оказалась невероятно агрессивной, она находила малейшие лазейки в уже ослабленном организме. С тем пор пошли постоянные ухудшения. Очередная химия, жесткая радиация, пересадка спинного мозга,, полное поражение иммунной системы. С апреля 2020 Джина уже не покидала госпиталь, и последние несколько недель уже была на вентиляторе и почти все время без сознания. Вчера, наконец, случилось неизбежное.

Очень горько осознавать что фантастически дорогое лечение в лучших госпиталях Америки так и не смогло спасти её, победить эту болезнь - не редкую, казалось бы хорошо изученную. Нам сейчас очень тяжело.

Я хочу помнить её какой она была до болезни или в периоды её отступления - нашу Джину.

Воскресный ужин дома, апрель 2019. Последние месяцы перед возобновлением болезни:Collapse )
la

(Не очень) стеснительные сторонники Трампа

Ездили на выходные в национальный парк Акадия в штате Мэн. Красивые места, много раз там уже были.
На обратном пути проезжали не по хайвею (хайвей все равно только часть маршрута), а ближе к береговой линии (иногда прямо вдоль неё). В перемешку небольшие курортные города и чисто сельская местность.

Видели (в сельской местности в основном) у домов штук пятдесять плакатов "Trump, Pence" и ровно ноль - за Байдена. В городках предвыборной агитации вообще нет.
Одну наклейку на бампере за Байдена я заметил на машине из Массачусеттса.

В 2016 году штат Мэн с небольшим преимуществом ушел к Хиллари Клинтон, причем за нее голосовали в основном прибрежные районы, на карте отсюда.
https://en.wikipedia.org/wiki/2016_United_States_presidential_election_in_Maine
Именно по этим, "голубым" районам мы и проезжали.
Впечатления от увиденного на месте и от увиденного/прочитанного в mainstream media, надо сказать, сильно отличаются.
la

"Богемная эпоха"

Колумнист NY Times Росс Даутсат The Real White Fragility:

In 2001, when I was still attending college, David Brooks wrote an essay for The Atlantic called “The Organization Kid,” in which he spent a lot of time with young Ivy Leaguers and came away struck by their basic existential contentment. Instead of campus rebels, they were résumé builders and accomplishment collectors and apple polishers, distinguished by their serenity, their faux-adult professionalism, their politesse.
...
But a few years ago we moved back to the college town where I grew up, which gave me a close vantage point on young-meritocratic life again. Some of the striving culture that Brooks described remains very much in place. But talking to students and professors, the most striking difference is the disappearance of serenity, the evaporation of contentment, the spread of anxiety and mental illness — with the reputed scale of antidepressant use a particular stark marker of this change.

I don’t think this alteration just reflects a darkening vision of the wider world, a fear of climate change or Donald Trump. It also reflects a transformation within the meritocracy itself — a sense in which, since 2001, the system has consistently been asking more of ladder climbers and delivering less as its reward.

The scholar Peter Turchin of the University of Connecticut, whose work on the cycles of American history may have predicted this year’s unrest, has a phrase that describes part of this dynamic: the “overproduction of elites.” In the context of college admissions that means exactly what it sounds like: We’ve had a surplus of smart young Americans pursuing admission to a narrow list of elite colleges whose enrollment doesn’t expand with population, even as foreign students increasingly compete for the same stagnant share of slots.

...if your bourgeois order is built on a cycle of competition and reward, and the competition gets fiercer while the rewards diminish, then instead of young people hooking up safely on the way to a lucrative job and a dual-income marriage with 2.1 kids, you’ll get young people set adrift, unable to pair off, postponing marriage permanently while they wait for a stability that never comes.

То о чем я иногда писал. Ещё 15-20 лет назад нравы в США были намного более консервативными. Студенты колледжей в первую очередь заботились о резюме и будущих каьрерах. На кампусах практически не пахло бунтарством. Евангелисты - консервативные протестанты - являлись важнейшей, решающей на многих выборах, категорией избирателей. Местные политики соревновались кто больше планирует усилить борьбу с преступностью и увеличить бюджет полиции, при том что сама преступность уменьшалась с каждым годом. Такие общественные настроения доминировали с начала 1980-х, с "эпохи Рейгана".

Но такие эпохи (я называю её буржуазной в цикле "буржузазная-богемная-бандитская") неизбежно кончаются. Перелом на этот раз произошел где-то на рубеже нулевых и десятых, как в прошлый раз его можно отнести к середине 60-х, или в истории СССР на рубеже 60/70, к началу "застоя". Это переход от экономических, карьерных устремелений и достаточно консервативной культуры, к общественному разочарованю, фроднерству, эскапизму, превращению всяких "неформалов" и девиантов в культурный мейснтрим.

В США после 2010 произошло резкое изменение по нескольким вопросам доминирующим в "культурных войнах". Во-первых, LGBT - массовое принятие гомосексуальных браков и тоже массовое приникновение открытых гомосексуалистов в больсюю политику - на уровне мэров, сенаторов, губернаторов и даже кандидатов в президенты. Во-вторых, отношение к наркотикам. От очень жестких, драконовских законах и практиках до 2010, миллионам арестов за небольшое количество марихуаны или нескольких таблеток, к фактически пропаганде марихуаны и закрыванию глаз на тяжелые наркотики в последние годы. Чуть позже появились и стали доминировать левые экономические настроения, на уровне немыслимом до 2010. О евангелистах, ка категории избирателей, последнее время почти не вспоминают. Для политиков стало возможным называть себя атеистами (что тоже было практически немыслимо раньше).

У меня ощеущение чт этот цикл будет продолжаться значительно дольше и тяжелее чем "великое потрясение" 60-80-x по выражению Фукуямы. Пока все только начинается.
la

О крепости статуй

Еще раз на тему статуй Колумба - Полиция в Чикаго защищает памятник Колумбу под градом камней, феерическое зрелище.

И любопытная статья о несокрушимом церетелевском памятнике Колумбу в Пуэрто Рико, о котором я недавно писал:

Если бы памятники могли говорить: расизм против памятников и Колумбово яйцо (El Imparcial, Испания)
Eсли за последние четыре года вы не были в Пуэрто-Рико, то вряд ли бы узнали, что в этой стране, одной из самых маленьких в мире, установили самый большой в мире памятник Христофору Колумбу. Сама фигура первооткрывателя Америки достигает 81,7 метра в высоту. Она выше, чем статуя Христа-Искупителя в Рио-де-Жанейро (30,1 метра) или статуя Свободы в Нью-Йорке (33 метра) без пьедесталов. Но если прибавить пьедестал, то памятник Колумбу достигает 126 метров в высоту и становится одним из самых высоких в мире (статуя Христа-Искупителя в Рио-де-Жанейро — 38 метров, Статуя Свободы в Нью-Йорке — 93 метра). Выше него на два метра только статуя Будды Весеннего Храма в Лушане (Китай).

И как так получилось, что этот гигантский, знаковый памятник был установлен в не очень известном и мало посещаемом туристами месте? Он стоит в небольшом городке Аресибо, где проживает очень мало жителей и почти нет зон жилой застройки. Аресибо расположен недалеко от северного побережья, где, предположительно, высадился Колумб с другими моряками в 1493 году во время второй экспедиции. Сначала памятник хотели поставить в пригороде столицы Сан-Хуан, но из-за своих размеров он мог помешать самолетам, которые взлетают и садятся в столичном аэропорту.

Очевидно, что этот Колумб гораздо лучше «вписался» бы в ландшафт большого и посещаемого города североамериканского континента, например, в тех же Соединенных Штатах. И что установить его нужно было не в 2016-м, а в 1992 году, когда весь мир праздновал 500-летие Открытия Америки.
...
Церетели хотел установить памятник «Открывателю» в самой важной стране американского континента, Соединенных Штатах Америки. Но, к удивлению этого всемирно известного деятеля искусства, памятники которого установлены в самых разных странах, ни Нью-Йорк, ни Балтимор, ни Майами, ни даже город Колумбус в штате Огайо не хотели принять такой «подарок» от российского скульптора.

Возможно, такие важные города, как Нью-Йорк, Балтимор и Майами отказались установить памятник Колумбу, потому что англо-американские историографы никогда не оценивали испанскую колонизацию Америки «положительным образом», а самого Колумба считали скорее итальянцем, чем испанцем. Кроме того, возможно, они не хотели, чтобы «русский» установил памятник великому испанскому первооткрывателю в сердце Америки, в Нью-Йорке. И потом: кто же в США согласится на то, чтобы какой-то монумент был выше самой статуи Свободы? К тому же простодушный Церетели, пытаясь сделать памятник привлекательным для туристов, дал ему нескромное название — «Рождение нового Света».
...
Но вернемся к монументу «Рождение Нового Света» в Пуэрто-Рико. Так вот: жители маленького карибского острова были рады получить памятник. Для них было честью установить статую того, кто больше 500 лет назад открыл этот самый остров и целый континент, который впоследствии назовут Америкой. Статую доставили в Пуэрто-Рико в 1998 году, ее пришлось разобрать и отправить в хранилище, где она 18 лет ждала, пока власти и местные предприниматели соберут 20 миллионов долларов, чтобы установить ее на огромном 44-метровом пьедестале. Он символизирует каравеллу, на которой к этим райским пляжам прибыл Христофор Колумб и его команда. Сам автор также участвовал в сложных работах по сбору огромного памятника.

Пуэрто-Рико — не очень богатая страна, но всё же она смогла собрать деньги, чтобы воздать должное испанцам, которые обучили индейцев европейскому языку, обычаям и вере в Бога, а в итоге еще и породнились с местным населением, став креолами. Какой прекрасный пример исторической благодарности и достоинства!
...
К сожалению, волна вандализма и разрушения исторических памятников в самой Америке, свидетелями которой мы стали, показывает, что настоящий «новый человек» оказался не таким уж идеальным. Увы, он не похож на монумент, созданный в его честь российским скульптором грузинского происхождения Зурабом Церетели.

Несколько дней назад я видел по телевизору, как толпа фанатиков, выступающих против всего, разрушала памятник Колумбу в Балтиморе. Это был памятник из камня, и сломать его было легко. Если бы в свое время этот важный американский город принял монумент открывателю, предложенный Зурабом Церетели, то сегодня город не остался бы без образа Колумба, и просвещенные люди, «нормальные» граждане смогли бы наслаждаться одним из символов своей истории. Потому что разрушить памятник высотой с 40-этажный дом и весом в 200 тонн, сделанный к тому же из стали и бронзы, не удалось бы никакой банде вандалов. Колумб, созданный Церетели, не сдвинется со своего места ни на миллиметр. Он с достоинством выстоит против любого урагана ненависти и разрушения, исходящего от пещерных людей нашей эпохи, неспособных на взвешенный взгляд на историю.