Kirill Pankratov (neznaika_nalune) wrote,
Kirill Pankratov
neznaika_nalune

Доебаться до мышей



via

Как изменились времена, как обесценились бывшие популярными экономические теории.

В последние десятилетия в экономической науке мейнстримным представлением считалось что экономикой можно достаточно эффективно управлять с помощью процентных ставок. Фактически это совпадало с основными положениями монетаризма, упирающими на то что всё определяется количеством денег в экономике. Эти идеи начали осуществляться на практике в конце 1970-х в США в конце правления президента Картера (который назначил Пола Волкера председателем Федерального Резервного Банка), затем с приходом администрации Рейгана, и в Англии с приходом к власти в 1979 году консервативного правительства Маргарет Тэтчер. Новая экономическая политика была принята в попытке выйти из тупика стагфляции и "кризиса 70-х годов" в котором оказались большинство западных стран.

Резко увеличив процентные ставки, центробанкам удалось в течении нескольких лет значительно снизить инфляцию ценой глубокого, но достаточно краткосрочного экономического спада. К 1985 году уже наблюдался экономический бум и одновременно низкая инфляция (около 3% в год, по сравнению с примерно 12% в 1980), т.е. стагфляция была побеждена. Являлось ли основной причиной этого монетаристская политика центробанков, или же структурные, пост-индустриальные, изменения в экономике - так и останется предметом дебатов экономистов. Но основные идеи новой монетарной политики получили дальнейшее развитие.

Главная идея новой ортодоксии заключалась в том что центральные банки, управляя процентной ставкой, могут осуществлять достаточно тонкую настройку экономической активности в своих странах. Уменьшение ставки равнозначно вбрасыванию денег в экономику (на практике оно осуществляется покупкой центробанком правительственных долговых облигаций, т.е. на балансе у центробанка становится больше этих облигаций, а на балансе предыдущих держателей и самого правительства - больше денег). Больше денег - значит больше выданных кредитов, больше всяких покупок, начатых проектов, заключённых сделок и т.д. Всё это вызывает оживление или ускорение экономики. Но низкие ставки (и, соответсвенно, вбрасывание денег в экономику) грозит разгоном инфляции и перегревом экономики. В противоположность этому, увеличение ставок (связывание денег, когда центробанк наоборот продаёт гособлигации, т.е. долговые расписки, за реальные деньги) замораживает экономическую активность но и сдерживает инфляцию. То есть экономика - это такая хорошо обьезженная лошадка у наездника-центробанка, натяжением и отпусканием вожжей пойдёт туда и с такой скоростью с какой укажет наездник.

Такое положение дел в значительной степени действовало в течении двух десятилетий 1980-90-х. В особенности это вроде бы хорошо работало в 90-е, лучшее десятилетие в американской экономике с 1960-х годов. В 1987 году вместо Пола Волкера председателем Федерального Резерва был назначен Алан Гринспен, который находился на этой должности до 2006 года, почти 20 лет. В конце 1980-х опять начала разгоняться инфляция, хотя она оставалась намного ниже уровня конца 1970-х. Гринспэн немного увеличил процентные ставки, и это было одной из причин рецессии 1990-91 года, но снизило рост цен. Чтобы преодолеть рецессию, процентные ставки в свою очередь были снижены до 3%, и на таком уровне держались до начала 1994, когда экономика уже уверенно разгонялась. Далее новый цикл повышения стравок в начале 1994 вызвал кратковременное падение и небольшую панику на фондовом рынке, но не остановку экономики. До начала 2000-х процентные ставки слегка колебались, но оставались на достаточно высоком (по нынешним временам) уровне. Инфлация оставалась низкой, а экономический бум продолжался. С 1997 года у США впервые за несколько десятилетий образовался бюджетный профицит, и он оставался до 2001 года, когда в конце концов был профукан администрацией Джорджа Буша - снижением налогов на высокие доходы и вновь раздутыми военными расходами.

Чудеса тонкой настройки экономики небольшими изменениями процентных ставок были, казалось бы, продемонстрированы во время мирового финансового кризиса 1998 года, последовавшего за российским дефолтом и коллапсом хедж-фонда LTCM в сентябре того года. В этот примерно двухмесячный период случилась самая значительная паника на мировых финансовых рынках между "чёрным понедельником" в октябре 1987, и лопнувшим пузырём ипотечных деривативов и коллапсом Леман Бразерс в сентябре 2008. Когда рынки страшно лихорадило в сентябре-октябре 1998, серией из небольших снижений процентных ставок (в общей сложности всего на 0.75%) Гринспэну удалось успокоить ситуацию.

На рубеже тысячелетий вера в чудесные рецепты монетарной политики и лично Алана Гринспэна достигла масштабов религиозного культа. Извечный болванчик амерриканской политики - сенатор Джон Маккейн, по совместительству кандидат в президенты в нескольких избирательный циклах - во время кампании 2000-го года даже предлагал, почти серьёзно, назначить главой Федерального Резерва мумию Алана Гринспена, если с ним живым что-нибудь случится. Но никакая экономическая и монетарная политика не работает раз и навсегда, у любой из них имеется срок годности. И в то же время никакие экономические рецепты не отвергаются навсегда - они бывают дискредитированы чтобы быть вновь оживлёнными через одно или несколько поколений (это заставляет сомневаться в том что экономику можно считать полноценной наукой).

И с 2000-го года эта чудотворная связь между процентными ставками и экономичсеким ростом практически перестала действовать. Процентные ставки были опущены до небывало низкого уровня во время рецессии 2001 года, и оставались на нём несколько лет. Последовавшее за этим с 2004 года скромное повышение ставок, возможно, было фактором в лопании пузыря в 2008 году, но это произошло бы и при любой другой монетарной политике. Во время кризиса 2008 года ставки были вновь снижены - практически до нуля, где и остались с тех пор. Но ни разгона инфляции, ни нового экономического бума это не вызвало. Вожжи, связывающие наездника-центробанк с лошадкой-экономикой, оставались свободно провисающими.

Катастрофы, подобно Великой депрессии 1930-х, не произошло, но не случилось и быстрого оживления экономики. Всё оставалось ни шатко ни валко.Из полубожественного персонажа эпохи Гринспэна, последующие руководители Федерального Резерва превратились в зиц-председателей конторы "Рога и Копыта", от которых не требуется никаких самостоятельных действий - сиди и подмахивай бумажки, продолжающие статус-кво. Вместо тонкого регулировочного клапана, Федеральный Резерв превратился в открытый до предела денежный кран, у которого руководство не только не рискует прикрыть заслонку, но боится даже пошевелить её. Вместо таргетирования оптимальных процентных ставок - "количественное ослабление", фактически швыряние денег на стол целыми чемоданами. Бюджетный дефицит из сотен миллиардов стал исчисляться триллионами. Банки получают огромные деньги под нулевые проценты, но вяло инвестируют в реальную экономику. Эти деньги в основном приходят на фондовый рынок, где растёт очередной пузырь. Американские корпорации сидят на триллионах накопленных средств на банковских счетах (в значительной мере - оффшорных), которые не инвестируются в расширение производства. Многие развивающиеся страны из вечных должников и просителей денег, в течении 2000-х превратились в держателей гигантского обьёма (в общей сложности почти 10 триллионов) низкодоходных долговых облигаций США и Западной Европы, которые так же практически исключены из реальной экономики. Зарплаты растут очень медленно, и медианная зарплата в США с учётом инфляции даже несколько упала в течении 2000-х. Инфляция (в обычном измерении) при этом остаётся незначительной, несмотря на нулевые процентные ставки.

Этот экономический и монетарный режим тоже не может продолжаться до бесконечности, но пока непонятно каким образом он прекратится - with a bang or with a whimper - и что последует за ним.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments