Kirill Pankratov (neznaika_nalune) wrote,
Kirill Pankratov
neznaika_nalune

Categories:

П. Крупкин: "Россия и современность"

Павел Крупкин kroopkin любезно предоставил текст своей недавно вышедшей книги "Россия и Современность: проблемы совмещения", и попросил высказаться по ней в жж.

В книге представлено много идей, но одна из центральных состоит в следующем: 1) современное демократическое общество практически всегда соответствует государственному устройству в виде национального государства; 2) модернизация для России в качестве одной из важнейших задач должна заключать переход именно к национальному государству. Это весомый тезис, и далеко не бесспорный. Я не отвергаю его, но и не могу полностью согласиться.

У книги, на мой взгляд, есть сильные и слабые стороны. Это непростое, но стоящее чтение, требующее серъёзного внимания. Я в целом очень не люблю постмодернистскую болтологию, "эту всякую дерриду". В книге Крупкина она встречается, но не слишком часто чтобы раздражать. В основном - здравые, рациональные и нормально структурированные идеи и рассуждения, с которыми я могу соглашаться или нет, но в большинстве случаев вполне ясно что автор хотел сказать (у многих авторов современных общественно-политических трудов этого качества явно не хватает).

Большую долю книги занимает обзор современной (в основном западной) социологической мысли в отношении модерна, пост-модерна (или "Позднего Модерна"), государства, нации. Это сделано, на мой взгляд, не самым оптимальным образом: получившийся обзор недостаточно подробен для достаточно полного представление об этой тематике, но в то же время избыточный для основной цели данной работы - приложению именно к российским проблемам. В результате обсуждение собственно российской темы (наиболее интересная, по-моему, часть монографии) отложено до более чем 200 страниц с начала книги.

Такое построение - недостаток многих российских авторов. Для читателя важно чтобы основные идеи, и то новое что хочет высказать автор, было обозначено уже в самом начале работы, в несколько этапов: сначала очень кратко в предисловии, потом немного более подробно во вступлении или в первой главе, потом постепенно всё более подробно в основном тексте, и наконец, повторение главных тезисов в заключении. Типичной проблемой российских авторов является недостаточная структуризация текста. В результате этого, чтобы получить представление что, собсвенно, хочет сказать автор, нужно прочитать много страниц текста, зачастую второстепенного значения. До некоторой степени этим страдает и данная книга.

Но мне очень понравилась часть текста анализирующая развите советского и российского общества примерно за последние 30 лет. Не значит что я во всём согласен с автором, но в целом это блестящий, обьективный анализ, один из лучших которые можно прочитать, не срывающийся в истерику или конспирологию разных сортов, от "предатели и агенты международного империализма разрушили прекрасный СССР", до "горстка героев-демократов во главе с Ельциным пытались вытащить Империю Зла из вековой тьмы и невежества, но затем были преданы реваншистами из КГБ". Изложение в этой части ясное и последовательное, иллюстрированное многим действительно актуальными цифрами.

Национальный вопрос, обсуждаемый ва этой книге, я рассмотрю в отдельном посте, а сейчас несколько другие аспекты, в частности некоторые спорные для меня моменты. Павел Крупкин утверждает что советское общество 80-х годов в целом соостветсвовало модерну в западном представлении.
В целом современность советского общества 70—80-х годов XX века, его системное соответствие западным обществам того времени были сертифицированы западными исследователями, развивавшими так называемую теорию конвергенции

Далее, он (как, впрочем, и многие другие) полагает самоочевидным и не требующим пояснений положение что после крушения СССР произошёл откат от модерна, архаизация общества:
Конечно, архаизация жизни в России за последние 20 лет по многим направлениям была очень значительна, и общество достаточно сильно деградировало даже по сравнению с самим собой времен начала перестройки, однако пока еще мы все-таки удерживаемся на определенном качественном уровне.

А была ли архаизация? Для меня это далеко не очевидно. Как не очевидно и то что общество "развитого социализма" брежневской эпохи было в большей мере обществом Современности чем российское общество сегодня. По большинству важных социально-экономических показателей СССР быстро навёрствывал отставание от Запада в 1950-60 годах. Но в конце 60-х этот разрыв перестал сокращаться, и затем стал быстро увеличиваться. Руководство СССР полностью провалило, проспало начало пост-индустриальной эпохи (и Позднего Модерна в терминах книги), которая началась на Западе в конце 1960-х. Несмотря на очень серьёзный собственный кризис в 70-е годы, западное общество уходило вперёд, а СССР топтался на месте оставшись в индустриальной эпохе.

На рубеже 1990-х советское общество было весьма далеко от Позднего Модерна. Общество с преимуществено наличным денежным обращением, где жители никогда не видели пластиковых карточек, общество с огромным дефицитом компьютеров и даже самой тривиальной оргтехники, с полным отсутствием независимых СМИ и религиозной свободы, изолированное от мировой общественно мысли и возможности поехать за рубеж (кроме нескольких стран "соцлагеря") невозможно назвать сколько-нибудь современным. Советскому Союзу так и не удалось построить сколько-нибудь адекватную потребительскую экономику. В пост-советское время стране пришлось с полного нуля создавать целые отрасли занятости, которые неизбежно присутствуют в современной экономике: продажи и маркетинг, банковское дело и финансовые рынки, децентрализованная внешняя торговля, культура контрактов и сделок, и многое другое. Это само по себе - огромный шаг модернизации, а не архаизации. Буквально за несколько лет, примерно в 1989-94 страна оказалась в первом приближении насыщена компьютерами и оргтехникой - то что совершенно не получалось у советского руководства за предыдущие 10-15 лет, несмотря на огромное количество болтовни и программ по "информатизации" страны. Это, и многое другое, получилось далеко не бесплатно, и неизбежно требовало жертв в каких-то других отраслях деятельности и секторах экономики.

Трудно не согласиться что по некоторым важнейшим социоэкономическим показателям за 20 лет произошла деградация (в основном в начале 90-х). Но это не равно архаизации. Разрушение или обветшание существующих общественных структур не означает рост архаизма общества в целом, хотя почти всегда это сопровождается очень серъёзным социальным стрессом.

В чём-то, конечно, с тезисом об архаизации можно согласиться. В первую очередь в деградации научного потенциала общества, стагнация образования (с утверждением об ухудшении образования я бы поспорил). Явно излишнее заигрывание власти с религией и всевозможной поповщиной. Но это вовсе не только российское, а фактически общемировое явление происходящее уже более 30 лет. Религиозный консерватизм, после нескольких десятилетий отступления, с 80-х годов усилил позиции в США и в некоторых других западных странах, во всём исламском мире, на территории всего бывшего СССР, до некоторой степени в Китае.

Ещё об одной затронутой в книге тематике - об экономике. Крупкин справедливо отмечает что одной из главных проблем современной России является низкая доля зарлаты в экономике, тормозящая развитие сведнего класса (совершенно необходимого для модернизации):
В заключение обратимся к России и посмотрим, как делился ее ВВП в 2005 г. Домохозяйствам в этом году перепало 43% ВВП, предприятиям — 37%, бюджету — 20%. Сравнив данные цифры с аналогичными по США (домохозяйствам — 75%, предприятиям — 17%, бюджету — 8%), мы видим, что российские предприниматели брали за свои услуги гораздо дороже, чем их коллеги в Штатах (37% vs 17% ВВП ). В свете неоклассической экономической теории это означает, что предпринимательская способность в России является более редким ресурсом, чем в США, и
обладатели оной берут с общества существенную дополнительную премию к нормальной рыночной цене за свои услуги. Это делает задачу развития предпринимательской способности людей в России очень актуальной, особенно системной предпринимательской способности, техноструктуры.


Но, во-первых, цифры про США, по-моему, неверны. Только федеральный бюджет страны составляет чуть более 20% от ВВП (никак не 8%), плюс бюджеты штатов и городов. Всего почти 30% совокупного дохода в США перераспределяется через различные государственные структуры. Во многих странах Европы эта цифра более 40%, иногда даже более 50%. Я плачу налогов в общей сложности около 40%, правда с дохода в несколько раз превышающего средний по стране. При этом налоги не покрывают ни медицинских расходов, ни высшего образования, где плата за год обучения в среднем частном колледже приближается к средней зарплате в Америке.

Павел Крупкин пишет о необходимости повышать долю дохода достающегося российским домохозяйствам от всего ВВП. В принцие это правильно, но бысрый рост доходов (фактически зарплаты), опережающий рост производительности труда, отрицательно скажется на конкурентоспособности российского производителя. Более правильно, пожалуй, не просто заставлять предприятия повышать зарплату опережающими темпами, а жёстко изымать олигархические и сырьевые сверприбыли и направлять больше этих денег в инфраструктуру, что даёт как раз повышение конкурентоспособности (дороги, по которым могут перемещаться товары и люди, почта и электронные коммуникации, образование и наука).

Как я уже упоминал выше, тему модерна и национального государства я рассмотрю в другом посте, она того стоит.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments