Kirill Pankratov (neznaika_nalune) wrote,
Kirill Pankratov
neznaika_nalune

Categories:

Париж (без пожаров), городская цивилизация Европы и США

Игорь Шелапутин chat_de_mer публикует прекрасные фотографии (а так же здесь) из сегодняшнего Парижа (нет, никаких погромов и горящих машин не видно - дело происходит днём в центре города - прекрасная погода, великолепная архитектура, чистые улицы. Автор пишет:

Волею судьбы побывав в Лос Анджелесе и Сан-Франциско во время уличной войны в 1992, в Москве 1993, я ожидал чего-то подобного, но увы - Париж совсем по-другому устроен. В центре нет бедных кварталов, как в США, и никто не свергает власть, как в Москве...
Я увидел волшебный, сказочный город, омытый ночным дождем, в лучах утреннего солнца, дивно спокойный и умиротворенный своей мощью


По моим собственным наблюдениям, хорошо подмечена разница между европейскими и американскими городами.

Европа - городское общество. Города начинались с маленьких крепостей в феодальную эпоху в 10-11-м веке, разрастались и выплёскивались за крепостную стену, обносились новой стеной, перелезали через неё. У города всегда есть чётко выраженных центр, городская ратуша, соборная площадь на которой испокон веков собиралась толпа смотреть на казни, слушать обьявление глашатая, обсуждать дела касающиеся всех горожан. Центр города обрастал множественными слоями истории, затвердевал, превращался в памятник. Но он всегда оставался центром, ядром, косточкой без которой весь плод теряет смысл. В центре европейского города могут быть небогатые, но практически не бывает неблагополучных, опустившихся районов. Бедность, преступность начинается в "рабочих окраинах", многие из которых давно превратились в эмигрантские гетто.

В американских городах за редкими исключениями центральное ядро не выражено. Есть маленький пятачок финансового квартала застроенного скучными коробками небоскрёбов, рядом с ними через пару улиц может находиться экзотический, хотя и грязноватый чайна-таун, с другой стороны - совсем неблагополучные районы куда редкий турист забредает даже днём. Там даже сейчас, после экономического бума 90-х и оживления многих городских центров, можно увидеть полуобвалившиеся старые дома с зияющими провалами окон.

Америка - принципиально негородская культура. Бытовая психология американца отражает ментальность фермера 18-го века, получившего кусок земли поодаль от городского шума и бардака, и держащегося за неё как за центр своего мира. К ближайшему городу - с его коррупцией, распущенными нравами, кучей незнакомцев, толчеёй и воришками - отношения подозрительное. Главные новости для него - всегда местные: прогнозы цен и виды на урожай, происшествия на соседних фермах, курьёзы и небылицы, случающиеся где-то далеко. Любому правительству нужно доверять как можно меньше. Любого чиновника из города нужно встречать настороженно, держа наготове ружьё. Зачем он приехал - собрать новые налоги, объявить какие-нибуть запреты, вмешиваясь не в свои дела во имя каких-то мудрёных идей? Нет доверия и общественному транспорту, как и всему что находится под контролем властей; лучше иметь свою собственную повозку, даже если уходит много сил и средств постоянно чинить её и кормить лошадей. Только в Америке, но не в Европе, возможна такая популярность разных сектантов, отшельников и забравшейся в леса "милиции", из которой иногда выходили террористы вроде Тимоти МакВея или Эрика Рудольфа (устроивших взрывы в Оклахома-Сити и олимпийском парке в Атланте соответственно).

Американские войны - сражения с индейцами в лесах северо-востока и горных перевалах и прериях дикого запада, армии Севера и Юга сталкивающиеся где-то на полях. Здесь практически не было осад, штурмов городских стен, битвы за каждую улицу, характерных для целого тысячелетия европейских войн. История здесь аморфна, не расходится радиально от первых булыжников центральной городской площади, по которым ступали сапоги королей и их охранников, кандалы знаменитых бунтарей и убийц которых вели в последний путь на виселицу или на плаху, грязные ступни революционной бедноты, туфли и сандали зевак и приезжих со всех стран мира.

В американских городах не может возникнуть желания гулять до бесконечности по узким старым улочкам, где концентрированная история ощущается как эфирная субстанция, как электрическое поле, излучаемое каждым камнем в стене. Связующим звеном, центром цивилизации для американского фермера 18-го века был рынок на окраине большого города или Main Street ближайшего городка, где можно сделать все нужные покупки, выпить пива и услышать последние сплетни. Это сохранилось до сих пор. Центр совеменной американской цивилизации - торговый комплекс, мега-молл. Они великолепны. Ни одна центральная улица не выложена с такой любовью и тщательностью, и поддерживается с такой чистотой, как гладкий до зеркальности пол в среднем мега-молле. Они ломятся от товаров, красочных витрин. Здесь можно купить всё что пожелаешь, пообедать на выбор в десятке ресторанов и закусочных, посмотреть кино, посидеть с книгой.

В США можно встретить немало вполне обеспеченных людей которые никогда в жизни не были в Нью-Йорке, Вашингтоне, Сан-Франциско, но зато по нескольку раз посетившие Дисней-ленд или объездившие обнесённые забором мексиканские или доминиканские курорты. Когда в 50-е началось массовое строительство "левиттаунов", а в 60-е годы - десегрерация, для десятков миллионов людей стало вполне естественным уехать и поселиться в дальних пригородах, в результате чего и сложилась нынешняя субурбанистическая цивилизация, в полной мере проявляющаяся только в Америке. Распространение автомобилей и загородных домов идёт сейчас по всему миру, но вряд ли достигнет американской крайности. Для этого нужен настоящий цивилизационный выбор, уходящий корнями на много поколений назад, к самым истокам страны.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments