Kirill Pankratov (neznaika_nalune) wrote,
Kirill Pankratov
neznaika_nalune

Category:

Цивилизация и варварство, "буржуазность" и "декаденс"

По волнам французской бузы vitus_wagner пишет о цивилизации и варварах - интересно, хотя и несколько путано.

На самом деле, на данном этапе развития цивилизации, цивилизованные люди без варваров прожить не могут. Цивилизованных людей довольно мало, даже в так называемых цивилизованных странах. Приход к власти нацистов в Германии - тому пример - стоило кинуть клич и одна из самых цивилизованных европейских стран превратилась в орду варваров, угрожающую всему миру. Правда, атомную бобму эта страна создать не смогла. Для этого потребны цивилизованные люди. Для ракетчиков немцы успели создать заповедник цивилизованных людей, а для атомщиков и криптографов - нет.

Цивилизованные страны отличаются тем, что тон в культуре и идеологии на протяжении последних примерно 200 лет в них задавали цивилизованные люди. Поскольку они обладают куда большей творческой продуктивностью. Соответственно, свои, местные варвары во-первых признавали этих людей своими (этнически-то один народ), во-вторых признавали их даже в чем-то высшими. Образованные люди всё-таки. На протяжении первой половины XX века ученый воспринимался обывателем как какой-то маг и волшебник, сверхчеловек.

А вот где-то в конце 60-х годов что-то сломалось. Появление движения хиппи и молодежные бунты в Париже были индикаторами того, что те ценности, которые были заложены идеологами французской революции и американской войны за независимость, молодому поколению уже неинтересны.


Цивилизация действительно не может обходиться без "варваров", но не потому что "цивилизованных людей мало", а потому что сама цивилизация, по мере развития и процветания всё менее склонна делать сама свою "черную работу", покупая для этого по дешёвке услуги окрестных "варваров", в конце концов перепоручая им даже собственную защиту. Это приводит к кризису, но не обязательно к гибели цивилизации. Она может абсорбировать очередную волну "варваров", но только пройдя через серьёзные катаклизмы.

Не была нацистская Германия "варварской" в смысле "недоцивилизованности". Это было высокоорганизованное общество, с весьма эффективной (по крайней мере на определённое время) экономической, социальной и военной системой. Но цель этой системы была доведена до абсурда - крайнего шовинизма и милитаризма, что привело её в конце к жестокому поражению от альянса других высокоорганизованных (и милитаризированных) обществ, тоже далеко не всегда отличающихся "цивилизованностью". Это было результатом глубокого системного кризиса всего западного общества, достаточно вспомнить насколько охотно (или без особой борьбы) германская армия и нацисткие порядки были встречены по всей континентальной Европе, и насколько распространёнными фашистские настроения были даже в Англии и в США. Нацисткая Германия лишь довела до крайности эту тенденцию.

Интересно, что у автора повторяется довольно распространённая мифология о 60-х годах как об уникальном, переломном моменте, когда в обществе что-то ослабло или сломалось. Шок, глубина общественного кризиса, были действительно очень значительными, хоть и обошлось без кровопролитных гражданских войн. До сих пор многих американских правых (таких как Ньют Гингрич и много других) трясёт при воспоминании о хиппи, "свободных нравах" и антивоенных протестах 60-х и 70-х, так же как многие российские консерваторы хотели бы просто вычеркнуть из истории эпоху Горбачёва-Ельцина.

Конечно, причиной этого не было распространение телевизора или трансконтинентальных полётов. "Золотым веком" телевидения в Америке скорее были 50-е и начало 60-х годов, когда вокруг телевизора объединялась по вечерам жизнь всей семьи, жадно смотревших немногочисленные но невероятно популярные телешоу. Да и в качестве СМИ появления радио было даже более значимым, а в качестве глобализации и "умешьшения размеров мира" едва ли что-то можно сравнить с появлением телеграфа, о чём я писал ранее.

На самом деле период декаденса и кризиса "традиционной" морали на Западе в конце 60-х и в 70-е годы были далеко не единственными подобными эпохами. Телескопический взгляд на историю, которым мы интуитивно пользуемся даже при наличии хорошего образования, не позволяет разглядеть множество циклов и переходов от традиционного консерватизма к декаденсу, от строгих нравов к моральной распущенности, которые случались во всех обществах с древних времён.

Например, "Викторианская" мораль была присуща не всему длительному периоду индустриализации и развития капитализма, а не слишком долгому его отрезку, примерно с 1820, окончания Наполеоновских войн, до последней четверти 19-го века, уступив место гораздо более фривольным и распущенным нравам эпохи fin de siecle - конца 19-го века. А до "викторианской эры", с последней трети 18-го века, тоже царили несравненно более свободные и распущенные нравы - это была эпоха либертинов, Маркиза де Сада, Казановы - чьи фантазии и мемуары соответственно вполне органично воспринимались в конце 18-го столетия, но были полностью табуированы для общества, скажем, 1850-го года.

Послевоенная эпоха 1945-65 была неравненно более консервативной и патриархальной чем та что была до неё - "ревущие 20-е" и разброд и шатание 30-х, и той что пришла после неё - 1965-80. В свою очередь разгульные 60-е и 70-е сменились новой долгосрочной волной социального консерватизма, утверждения традиционных ценностей, начиная с "Рейгановской революции". Возможно сейчас мы наблюдаем начало конца этой эпохи.

Заглядывая дальше в прошлое - первые десятилетия Ренессанса были весьма чопорным и "буржуазным" временем по сравнению с серединой 14-го века, когда были написаны "Декамерон" Бокаччио или "Кентебрийские рассказы" Чосера - почти немыслимые фривольности для 1450-го года, но гораздо более естественные для 1350-го.

Аналогично и для других обществ и цивилизаций. Япония времён реставрации Мейдзи, после 1870-го, была несравненно более консервативным обществом чем "свобода нравов" в 1850, поздней эпохи Токугавы. Россия 1870-80-х - несравненно более консервативной чем эпоха декаденса и либеральных реформ середины 19-го века. Так же эра строгих, почти буржуазных, нравов победившей советской власти сменила декаденс начала 20-го века, но к 70-м и 80-м моральные устои ослабли, достигнув надира в начале и середине 90-х. В последние 5-6 лет мы переживаем "sobering up" - возвращение к более традиционной, "скучной" морали, от чего всегда и везде плюётся либеральная интеллигенция, принимая его за "возвращение полицейского государства", "кровавой гебни" и т.д.

Но это неизбежный (хотя и в конечном итоге обратимый) процесс, который всегда происходит в начале длительной эпохи экономического роста. В конце концов, достигнув определённого уровня экономической стабильности и богатства, общество устаёт от "строгих нравов", расслабляется, и приходит новая эпоха "распущенности". Одновременно снижается социальная мобильность, традиционные экономические стимулы, замедляется рост, и общество переживает системный кризис, необходимый для "расчистки площадки" после которого может последовать новый подьём, а иногда - когда у общества нет сил и воли совершить новый скачок - к коллапсу и гибели всей цивилизации.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments