Kirill Pankratov (neznaika_nalune) wrote,
Kirill Pankratov
neznaika_nalune

Categories:

"Фрактальная история": о причинах катастроф и регресса

В дополнении к предыдущему посту о "фрактальной истории": я сослался на статью "Пока горит свет", в которой довольно много рассуждатеся о возможном исчерпании ресурсов, в частности нефти, как причине замедления прогресса и даже наступлении "тёмных веков". Надо сказать, с подобным выводом я скорее не согласен, и основной идеей моего предудущего поста было вовсе не это.

Причиной упадка или колласа общества (государства, империи, династии, цивилизации), за редкими исключениями, НЕ являются:
а) природные или техногенные катастрофы (вулканы, землетрясения, наводнения)
б) изменение климата (засуха, похолодание и т.д.)
в) исчерпание ресурсов (воды, древесины, почвы, золота, нефти)
г) завоевательные нашествия

Первопричины упадка и коллапса всегда внутренние - социально-экономический и нравственный кризис, "гниение изнутри". Здесь вспоминаются слова профессора Преображенского: "Разруха бывает в головах а не в туалетах". Природные катаклизмы и внешние угрозы действительно могут вызвать катастрофические последствия и огромные жертвы. Но долговременные последствия зависят от внутренней силы общества, его морального состояния и социально-экономического динамизма.

Каждая из вышеперечисленных - довольно большая тема, сегодня в рамках дискурса на тему "философии истории" я остановлюсь только на одной из них - о роли природных и техногенных катастроф.

Что поисходит со здоровым обществом находящимся на подьёме, когда случается подобная катастрофа? Во-первых, общество способно к самоорганизации, взаимопомощи при эвакуации, размещении пострадавших на новом месте. Элита способна генерировать эффективных лидеров, у которых есть стимул проявить себя при организации эвакуации, распределения помощи, вести за собой людей - хотя бы из карьерных соображений, и потому что общественное уважение представляет большую самостятельную ценность. Общество в целом способно принять переселенцев, они могут найти новую работу, вскоре построить новое жильё. Через несколько лет последствия катастрофы оказываются преодолены, общество идёт дальше едва споткнувшись.

Что происходит в в обществе потерявшем "жизненные соки", заражённом пессимизмом и потерявшем веру в затвтрашний день? Вместо самоорганизации царит "закон джунглей", мародёрство, "спасайся кто может", люди отпихивают друг друга от спасательной шлюпки, вместо того чтобы подать руку оказавшимся за бортом. Лидеры и бюрократы имеют мало стимулов чтобы прославиться организации спасения, они стараются разворовать выделяемую помощь, "после нас хоть потоп". Беженцы не могут найти себя на новом месте, они конкурируют за малое количество ресурсов и рабочих мест, озлобляются. Многие становятся пиратами или "бандитами с большой дороги". Социальный коллапс в этом случае ускоряется.

Приведём несколько примеров. Одной из самых известных и в то же время загадочных природных катаклизмов в истории стало извержение вулкана на острове Санторини (он же Тера или Фира) в Эгейском море в 1628 году (плюс-минус 10 лет) до нашей эры. Это было одним из самых сильных вулканических извержений на Земле за последние 10 тысяч лет. Центр острова полностью исчез. Как считает большинство учёных, извержение Санторини стало прообразом легенды об Атлантиде.

В некоторых книгах и статьях совершенно ошибочно утверждается что извержение погубило Минойскую цивилизацию, или по крайней мере фатально подорвало её. Но ничего похожего не случилось. Расцвет Минойской "новой дворцовой эры" длился примерно с 1700 по 1500 годы д.н.э., и извержение пришлось почти посередине этого периода. Огромное цунами разрушило многие прибрежные города на Крите (центре Минойской культуры) и других островах. Но в течении 20-30 лет все дворцы были отроены заново, в ещё большем великолепии. Минойское искусство достигло вершины как раз в 16-м веке, вскоре после извержения. В Акротири, "Минойской Помпее" обнаруженной греческим археологом Спиридоном Маринатосом в 30-х годах 20-го века практически не было найдено трупов и хаоса, присущего подобным катастрофам. Скорее всего, люди организованно эвакуировались перед основным извержением и успешно расселились на новом месте.

Другая известная техногенная катастрофа часто связывается с концом одной цивилизации и возникновением новой. В ранней исламской литературе и историографии большую роль играет разрушение Марибской плотины случившееся в середине 6-го века н.э. Это был гигантский комплекс гидротехнических сооружений на юго-западе Аравийского полуострова - едва ли не самый большой в античности, состоящий из десятков километров дамб, сотен шлюзов, множества каналов. Его строительство началось в 8-м веке д.н.э, и с тех пор он непрерывно расширялся, пока окончательно не был разрушен и заброшен к концу 6-го века н.э. Исламская история связывает это разрушение с коллапсом традиционной аравийской цивилизации и возникновением нового религиозного течения - и нового, исламского общества.

Но причины и следствия здесь не в том порядке. По данным современной археологии разрушение дамбы случалось неоднократно - и в 5-м веке н.э., и раньше. Но дамба быстро восстанавливалась и расширялась. Просто в предыдущих случаях у общества была воля и желание к восстановлению и развитию - а к середине 6-го века эта воля ослабла, и дамба осталась лежать в руинах. Не разрушение дамбы стало причиной социального коллапса, а разложение, деградация общества стала залогом того что дамба была оставлена и уже никогда не восстановлена.

А вот извержение Везувия, погубившее Помпею в 79-м году н.э., практически не оставило культурных и экономических последствий. Несмотря на то что Помпеи и Геркуланы были богатыми приморскими городами, они были засыпаны пеплом и вскоре практически забыты. Большинство людей смогли эвакуироваться, переселиться на новое место, найти работу, отстроить жильё. Римская империя выходила из кризиса середины 1-го века (Калигула, Нерон, и другие) и вступала в самую блестящую эпоху своего существования. Люди зарабатывали деньги, делали карьеру - им некогда было плакать на развалинах.

Другие сильные извержение вызывали временное изменение глобального климата и экономические последствия их варьировались довольно сильно в зависимости от состояния общества. Резкое похолодание и несколько дождливых сезонов в Европе в 1315-17 годах (которое связывают с извержением далёкого вулкана) вызвали самых страшный голод в западно-европейской истории. Общество вступало в "кризис 14-го века" и было социально ослаблено. В 1815 году извержение вулкана Тамбора бызвало аналогичную климатическую аномалию. В Европе, только что начинавшей оправляться от наполеоновских войн, был неурожай и очень высокие цены на еду, голод наблюдался в отдельных регионах. А извержение Кракатау в 1883 году, когда 35 тысяч человек погибли от разрушительного цунами, не вызвало никаких экономических последствий в Европе, несмотря на резкое похолодание в последующие два года: был подьём индустриальной эпохи, общество легко справилось с временным неурожаем.

Природные или техногенные катастрофы, тем не менее, нередко вызывали очень большой общественный резонанс. Как правило это происходило в переломные моменты когда общество вступало в кризисную фазу, и катастрофы подтверждали ощущение "неладно что-то в Датском королевстве". Такой катастрофой для полувекового экономического бума "Эпохи Просвещения" стало Лиссабонское землетрясение 1755-го года, погрузившее в пессимизм философов и энциклопедистов того времени. Для "века прогресса" - эры быстрой индустриализации от 1815 до 1914 годов - таким симболом стала катастрофа "Титаника" 12 апреля 1912-го года. Для Советской эпохи аналогичную роль играла авария Чернобыля 26 апреля 1986. Но все эти катастрофы были только символами, а не причинами "заката цивилизации" и длительного кризиса.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments