February 5th, 2017

la

Илья Кормильцев - 10 лет

Несколько цитат из последних статей.

...Без Ильи Кормильцева советский рок был факультативным и маргинальным явлением позднего «совка». С Ильёй Кормильцевым советский рок ненадолго стал мейнстримом и навсегда – мощным финальным аккордом советской культуры. Для столь значимой смены статуса хватило десятка-другого стихов Кормильцева...
http://charsov.livejournal.com/2243316.html

...На этот раз Кормильцев играл по-крупному и поставил на карту практически всё: деньги, репутацию, будущее нескольких рок-групп. Он дождался очереди, которую его приятели во главе с Юрой Шевчуком заняли с шести часов утра, зашел в ломбард и достал паспорт. Затем снял с пальца обручальное кольцо, а из карманов с грациозностью бывалого фокусника начал вынимать семейные драгоценности. Хмурая приемщица приняла товар, выписала квитанцию, а пожилой бухгалтер достал из сейфа хрустящие советские рубли. Поэт «Урфин Джюса» дважды пересчитал деньги с изображением Ленина и хватко перетянул их резинкой для волос. Кривая улыбка раскроила его лицо от уха до уха.

В этот же вечер, в обстановке повышенной секретности Кормильцев направил в Москву звукооператора Диму Тарика, который сутки трясся в общем вагоне, припрятав в трусах заповедные пять тысяч рублей. Приехав в столицу, он купил у дипломатов вожделенную портастудию, а на сдачу приобрел металлическую кассету фирмы Маxwell, на которую впоследствии и был записан наутилусовский суперхит «Гудбай, Америка».
https://snob.ru/selected/entry/120124

Ну и для кучности, из моей собственной статьи-некролога Кормильцева, 10 летней давности в "Экзайле".

...The most famous (chart-wise at least) of Kormiltsev’s compositions was actually a love song. But there wasn't anything happy and sugary about it. The song, "I Want To Be With You," was a descent into the abyss of a crazy, hallucinatory and suicidal teenage love affair, set against the urban jungle and the social breakdown of the late-Soviet era. No other poet I know ever managed to describe this, the torture and desperation of youthful hormonal hell, woven into chaotic social surroundings. Not at least since Vladimir Mayakovsky's pre-revolutionary poems, such as "The Cloud in Pants" and “The Flute of My Spine.” We – my generation – came out of "the room with a white ceiling, with a right to hope" (the refrain from that song) the same way as the first generation of the 19th century Russian intelligentsia and revolutionaries was said to come out of the Gogol's "Overcoat."...

Архивы "Экзайла" сейчас доступны только за плату, поэтому под катом приведу статью целиком. Она окаалась незаконченной. Дело было глубокой ночью, я послал вариант которому не хватало заключительного абзаца, чтобы основной текст прошёл редакторование. Потом я послал заключение, но из-за вечного бардака в редакции "Экзайла" оно так и не дошло до окончательного варианта, а сейчас уже неважно.

Another Death in London
By Kirill Pankratov
Collapse )