April 15th, 2013

la

Про беглых казнокрадов, двойную бухгалтерию, грабь награбленное, и кипрские офшорки - 3000 лет назад

К теме египетских древностей в предыдущем посте.

Один из самых интересных древнеегипетских письменных документов хранится в Пушкинском Музее в Москве. Он известен как "Папирус Голенищева" (один из трёх разных документов с таким названием) и содержит историю путешествия высокопоставленного чиновника Ун-Амуна (Wenamun) из Египта (вероятно, из Фив) в Библ, закончившуюся на Аляшии (Кипре). Папирус с историей Ун-Амуна был приобретён русским исследователем Голенищевым у египетского торговца антиквариатом в 1891 году. Он плохо сохранился, некоторые части его пропущены, а некоторые можно восстановить лишь фрагментарно. Историю путешествия Ун-Амуна можно назвать одним из первых травелогов в литературной истории человечества. Она сильно отличается от традиционных египетских жанров: пропагандистского прославления правителей, административных указов и дипломатической переписки, религиозных и мистических текстов. В этой истории нет никакого прославления, и автор достаточно откровенно описывает свои злоключения, неуважение со стороны принимающих его левантийских царьков, и, в конечном итоге, - провал своей миссии.

Я не буду описывать многочисленные научные споры о подлинности или поддельности этого манускрипта. Относительный консенсус насчёт этого - что история более-менее подлинная, но сам папирус является копией более старой рукописи, с вкравшимися при переписке ошибками и некоторой отсебятиной. Русский перевод "Истории Ун-Амуна" здесь, там же комментарии к нему; английский перевод с некоторыми комментариями можно прочитать здесь.

Папирус интересен в первую очередь тем что описывает эпоху от которой осталось очень мало письменных документов. Дело происходит в середине XI века до н.э., в самой середине эпохи "тёмных веков", наступившей в Восточном Средиземноморье после "Катастрофы бронзового века" на рубеже XIII-XII веков. Египет крайне ослаб в конце XX династии в период правления Рамсеса XI - последнего из Рамессидов. Фактически он разделён на две независимые страны - верхний (со столицей в Фивах) и нижний, в дельте Нила, со столицей в Танисе. Фактически обеими частями управляют жреческие олигархии - обе с верховным божество Амуном, но несколько отличающимися религиозными версиями. Имя фараона у Ун-Амуна даже не упоминается. Контакты Египта с остальным миром - слабые и нерегулярные. Прибрежные левантийские города, за 200 лет до того находившиеся в вассальном подчинении или в плотной сфере влияния у египетских фараонов, уже давно независимы и управляются местными князьками. Никакой другой сильной державы в тот момент на горизонте не видно. Во главе приморских городов-государств стоят потомки "народов моря", захвативших эти территории около 150 лет назад, и уже в основном смешавшиеся с остатками местного населения и ассимилированных в его религиозные культы. В тексте, в частности, упоминается правитель Библа Чекер-Баал. Баал - древнее верховное божество местных ханаанских культов, а Чекер - название одного из племён "народов моря", упоминавшихся в Египте ещё во времена Мернептаха и Рамсеса III.

В Ветхом Завете, другом письменном источнике, предположительно повествующем об этом времени, примерно в этот период происходило завоевание внутренних регионов Палестины иудеями, и их войны с коалицией филистимлян. Название "филистимляне", по-видимому, соответствует "пелешет" - другому племени из "народов моря", упоминаемому в египетских хрониках. В истории Ун-амуна нет упоминания ни о филистимлянах, ни об израильтянах, ни о любых других событиях внутренней части сиро-палестинского региона.

Ун-Амун представлял правителя Верхнего Египта (Фив) и был отправлен в командировку в город Библ (Гебал), чтобы привезти груз древесины ливанского кедра для постройки церемониального корабля с посвящением богу Амуну. Торговые связи Египта с Библом к тому времени насчитывали уже почти 2 тысячи лет, и брали начало с раннего периода Древнего Царства, примерно XXVIII-XXVII веков до н.э. Первым делом по пути в Библ экспедиция остановилась в городе Дор (чуть южнее нынешней Хайфы). Правитель Дора, по имени Бедер, прислал Ун-Амуну гостинца - 50 хлебов, сосуд вина, и бычью ногу. Но тут же один из членов команды свалил вместе с корабельной кассой, утащив с собой почти полкило золота и чуть менее 3 килограммов серебра. По-видимому команда корабля Ун-Амуна состояла в основном из левантийцев (а не египтян), и вор имел в Доре родственников или знакомых. Во всяком случае, единовременная кража корабельной кассы представлялась ему более выгодной чем перспектива карьеры в египетском флоте. Это - одно из косвенных свидетельств падения престижа и слабости Египта к тому времени. Ун-Амун апеллировал к правителю Дора, призывая его компенсировать потерю (поскольку кража произошла в принадлежавшей тому гавани). Правитель Дора отвечал, откровенно издевательски: вот если бы вор был моим подданным, я бы нёс ответственность за него. А поскольку это твой подданый - ты сам и разбирайся, я тут совсем не виноват. Подожди у меня в гавани, авось мы найдём вора.

Ун-Амун с командой безрезультатно околачивался в гавани Дора почти целый месяц, но в конце концов осознал бесперспективность ожидания и, отправился дальше на север. По пути в Библ он остановился в гаванях Тира и, затем, Сидона. В Тире Ун-Амуну удалось захватить другой торговый корабль, который, как он считал, принадлежал правителю Дора. Ун-Амун конфисковал серебро, найденное на том корабле, в качестве компенсации за воровство с его корабля в гавани Дора, и отправился дальше по пути в Библ.

Прибытие в Библ в начале не предвещало Ун-Амуну ничего хорошего. В течении месяца месяца правитель Библа, Чекер-Баал, ежедневно присылал Ун-Амуну своего посланника со словами: "Вали отсюда, из моей гавани, ты мне не желанный гость".
(Продолжение следует)