August 18th, 2011

la

20 лет спустя

Аццкий спор Кашина и Бутрина по поводу 20-летия путча и сравнения поздне-советской и пост-советской эпох.

Бутрин, конечно, намного ближе к истине, хотя бы потому что помнит этот переход в сознательном, а не десятилетнем возрасте.

Но главное, конечно, не это. Просто ситуация "невиданной свободы" 1989-91 была принципиально временной, и не могла быть никакой больше. Это транзитная ситуация междувластия, которая не могла продолжаться больше чем 2-3 года, подобно ситуации 1917 года, между Февральской и Октябрьской революциями. Тот "разгул демократии и гласности", о котором ностальгирует Кашин - это щель между двумя плитами, анархия перехода от одной относительно устойчивой системы к другой. Она всегда кончается, хотя бы потому что достаёт. Романтично это выглядит много лет спустя, а внутри такой щели быть совсем не комфортно.

Иногда в подобных случаях говорят что это "тупиковый путь", но такое определение неправильно. Тупиковый путь подразумевает что можно куда-то пойти и застрять там надолго. Здесь ситуация совсем другая - не могло быть ничего "надолго", это - временно и преходяще. Можно поставить палатку и восхищаться тем как она удобна - и проветривается, и переставить легко, и крышу не надо чинить, и нет многолетней пыли по углам. Но от этого палатка не станет домом.

Вот у некоторых интеллигентских старпёров сейчас самые главные воспоминания от перестройки остались - какие офигительные были толстые литературные журналы, сколько всего там печаталось, и как все этим зачитывались. Но большая часть из того что в них печаталось было написано раньше, и лежало под цензурой. Постепенно запасники "с полки" все вынули, а нового не написали. Так и иссякли все эти толстые журналы.

Если разграбить винный погреб и нажраться, может посетить иллюзия что там на самом деле неиссякаемый источник, и можно будет нажираться всегда. А это всего лишь склад, и источник действует до тех пор пока на полках что-то есть. А потом нужно новое вино делать, а не только с полок таскать.

А Горби, конечно, лузер, и то что болтается где-то в гламурных тусовках в Лондонах, не делает его меньшим лузером. Этакая "Александра Фёдоровна" недавней эпохи. Керенский, кстати, тоже прожил намного дольше чем все большевики которые его свергли. Но оттого не перестал быть лузером.