October 31st, 2009

la

Секретность как тормоз развития

Почитав комменты к вчерашнему посту на тему секретности, топографических карт и гугльмапа, у меня сложилось впечатление что советская психология по-прежнему доминирует в сознании многих читателей. Нам кажется вполне естественным когда засекречиваются практически любые сведения, которые могут оказаться полезными "вероятному противнику". Т.е. затраты и потери связанные с самим процессом секретности, вроде бы как ничтожны и могут быть проигнорированы.

Но это совсем не так. К проблеме охраны государственной тайны нужно подходить прежде всего с нормальных экономических позиций, минимизации общих убытков. Не стоит, например, содержать целый взвод охраников в супермаркете, если средний дневной уровень воровства с прилавков в их отсутствии составляет пару десятков предметов стоимостью 100-300 рублей.

В процессе охраны гостайны есть по крайней мере несколько прямых и непрямых расходов. К прямым можно отнести
1) содержание аппарата "наздирателей" и проверяльщиков - все эти КГБ, первые отделы и их последователи;
2) непроизводительные затраты времени со стороны специалистов, имеющих дело с реальной и потенциальной гостайной, со стороны производителей этой информации и интеллектуальной собственности - всё что связано с получением разрешений и прочими бюрократическими процедурами.

Кроме этого, есть непрямые затраты:
3) Непроизведённая работа - по причине того что автор не хочет связываться с секретностью и бюрократией, "да пошло оно всё!";
4) Искажённые общественные ценности и приоритеты: высококвалифицированные специалисты, производящие ценную информацию, вынуждены выступать в роли просителей перед "надзирателями", в среднем гораздо менее образованными и квалифицированными, которые принимают решения о засекречивании этой информации.

Эти расходы нужно соотностить с уровнем ущерба от разглашения информации потенциальным противникам или конкурентам. И здесь оценка, как правило, делается завышенной. Мы автоматически полагаем что если данная информация, имеющая стратегическую ценность, попала в руки противника, то она будет использована им по своему максимальному потенциалу. Но на самом деле это не так, по нескольким причинам:
1) У противника тоже действуют неэффективные бюрократические механизмы, приводящие к большим потерям. Т.е. мы предполагаем автоматически, что информация попавшая в руки противника, становится доступной всем его инстанциям, которые могут извлечь из этого пользу. На самом деле велика вероятность что эта информация будет "пылиться на полке" или будет неправильно понята и интерпретирована;
2) Информация может быть вовсе не новым знанием, а повторением, дублириванием того что противник может получить другим путём, без доступа к даномы секрету: пример с "секретными картами" и спутниковой фотосьёмкой, полученной независимо от нашего участия.

Конечно, есть информация чрезвычайной важности, которую надо охранять и засекречивать - ущерб от разглашения которой превосходит затраты на её охрану, с учётом вышеупомянутых факторов. Но вряд ли вызывает сомнение то что это равновесие очень сильно смещено в сторону расширения спектра засекречиваемой информации.

В СССР этот процесс был на урове паранойи: засекречивалось всё что хоть каким-то боком могло "нанести ущерб стране", и многое из того что не могло. Сейчас положение, конечно, лучше, но всё равно засекречивается значительно больше чем необходимо, и тенденция скорее к расширению, а не сужению этой сферы.

Одной из самых отвратительных черт советского, и во многом пост-советского, общественного сознания является фактическая "презумпция виновности" в отношениях человека с любыми государственными органами. Для любой серьёзной трансакции нужно обложиться какими-то справками, представить гораздо больше всякой информации о себе чем это необходимо, постоянно "доказывать что ты не верблюд". Взять, например, такую относительно простую вещь как получение загранпаспортов. Нет никакой обьективной причины почему это нельзя сделать в течении получаса, всего лишь после проверки правильности основных данных входящих в собственно паспортные сведения, подлинности гражданства и фотографии и т.д . Человек должен получать загранпаспорт просто на основании того что он является гражданином России, а вовсе не потому что он достоин некоей милости и поблажки со стороны государства, как это реально выглядит сейчас. С какой стати в этом должна быть замешана, например, трудовая книжка - сама по себе нонсенс, без которого обходится весь цивилизованый мир? С какой стати это должно проходить какую-то проверку ФСБ, которая может длиться несколько недель? Если у ФСБ есть претензии к данному индивидууму, они должны расследоваться независимо от того подал человек заявление на получение паспорта или нет. Если таких претензий нет - нечего мешать ему жить дурацкими проверками и задержками.
Collapse )