January 6th, 2009

la

Чикагские мальчики

uzhas_sovka писал в выходные
"Спешите опоздать, в понедельник на рынках будет нечто.
Это я вам гарантирую."


Все замерли в ожидании, ох что будет. Прошёл понедельник и... тишина. Немного упали акции, немного упали Treasuries. В бизнес новостях обзор упавших гособлигаций где-то в четвёртый десяток сверху не вписывается - в общем, никто не заметил. Ужас Совка рисует какие-то кривульки, пытается изобразить значительное событие. Я его прищучиваю, он извивается, когда кончаются все аргументы, классически сливает:
Вас это знание все равно не спасет от рудников на Колыме.

Вот что бывает когда лоб расшибить о цементный пол, молясь на разных чумазиков - для мозгов плохо кончается.

Между тем мы сегодня обнаружили воровство с нашей карты - на сумму весьма немалую, около $2.700. Второй такой случай с нами, первый раз вообще была феерическая история - воровала сотрудница у Жанны на работе (секретарша на вахте, завела кредитку на её имя пользуясь доступом к личным данным).

На этот раз покупка была сделана из Чикаго (а сам магазин - в Нью-Арке). Ворьё на ворье, а в Чикаго - особенно, у них и губернатор штата тон задаёт. Поосторожнее с этой публикой, гнилое место.
la

География Америки (according to Coen brothers)

Фильм "Старики здесь не ходят" (No Country for Old Men) и "После прочтения сжечь" (Burn After Reading) очень хорошо смотрятся в паре, по контрасту, как две стороны медали.

Не вдаваясь в сами сюжеты и разницу в жанрах (всё-таки "Стариков" в отличии от "Прочтения" комедией не назовёшь) очень чётко проходит стилевая разница. Стилистика "Стариков" - просторы, пустые пространства Дальнего Запада, страна прерий, ковбоев, охотников, бандитов и беглецов от закона. Тяжеловесная, неторопливая основательность, кажется что следующее слово произносится не раньше чем вернулось эхо от предыдущего, отразившись от Скалистых гор. "Прочтение" - полная противоположность. Суета и мельтешение большого города, больших бюрократий и мелочных проблем, где каждый подсиживает друг друга - смесь курятника и интриг королевского дворца. Слова ничего не стоят. Все изменяют друг другу с чужими жёнами и мужьями, и всегда готовы вонзить кинжал в спину друг другу.

У этих образов есть некоторые параллели и в российской популярной мифологии. Чем-то похожим на Дальний Запад представлялась Сибирь - огромные просторы, основательность, неторопливость, "настоящие люди". Это культ достиг пика в советское время, причём как на официозном уровне - герои-комсомольцы, покорители тайги и тундры, так и на "альтернативном", полудиссиденстком - КСП, песни у костра, "солнышко лесное". В последние два десятилетия этот культ практически исчез. Давно произошла и эрозия культа вестернов американского "дикого Запада". Во многом романтическая мифология уступает место суровой реальности - в российском случае спивающиеся, исчезающие деревни и даже города, вырубаемые браконьерами леса, хапуги-олигархи захватившие огромные горнодобывающие комбинаты; в Америке - так же исчезнувшие ковбои и города "золотых лихорадок", жалкие индейские резервации, нелегальные эмигранты с юга на огромных индустриальных фермах и всех подосбных работах, огромный оборот наркотических сетей.

И, как противоположность "сибирской романтике", всегда существовал и с тех пор только усилился, образ суетливой, жадной, гламурной Москвы (подобно Вашингтону в "Прочтении"), который можно суммировать известной в ЖЖ фразой "Москвичи, хуле".

Интересно что, в то время как культ "сибирской романтики" почти исчез, в России сохранился образ "русского Севера", славянофильский, с более древними корнями - "Гиперборея", древние православные старцы, срубы и монастыри у Белого моря и в заснеженных просторах, от картин Васильева до прозы Проханова в современной версии.

А вот в Америке никогда не было аналогичного "культа Севера", и это можно опять же видеть по фильмам Коэнов - прежде всего "Фарго". В отличии от колосящихся травой прерий и вертикальных скал Аризоны, заснеженные равнины Северной Дакоты и Миннесоты - это скука и унылая промёрзшая пустота, заливаемая большим количеством дешёвого пива. Это не романтика первопроходцев, а скорее "Чухондия" - медлительность и туповатость потомков скандинавских переселенцев, пусть хозяйственных и небедных, но жадноватых и лишённых воображения.

В общем, учите географию Америки по братьям Коэнам, очень познавательный процесс.