July 31st, 2008

la

Vory v Zakone

NY Times с какого-то бодуна пишет об "облаве на яхте" на грузинских "авторитетов" в Москве, которая состоялась, если мне память не изменяет, почти два месяца назад.

При этом, кстати, ни словом не упомянуто что то что это именно грузинская мафия (с примесью других кавказских групировок). В одной фразе вкратце упомянуто что "многие воры в законе из других бывших советских республик и не являются этническими русскими". Но в целом типичное американское лицемерие - преступность может быть только "русской", ни в коем случае нельзя обижать "маленькие но гордые демократические республики противостоящие растущему русскому империализму".

Заодно упомянута прошлогодняя говнокиношка "Eastern Promises". Не могу сказать что рабираюсь в теме организованной преступности, но насколько я знаю, классические "воры в законе" с традиционной субкультурой сложившейся в советские или её царские времена - сейчас составляют весьма небольшую долю её. С конца 80-х - начала 90-х их потеснили новые этнические и территориальные "мафии" с субкультурой, сильно отличающейся от этих "воров в законе". Ну и значительно выросла чисто беловеротничковая преступность связанная с коррупцией и махинациями с собственностью.

Но NYT в этом разбираться не будет. Гораздо проще пощекотать нервы читателю сказками о загадочных и экзотических "ворах в законе". Медведи, водка, балалайка и татуировки с луковками церквей, ага.
la

Что это было, Бэрримор?

На Украине прошла акция "Украина не бордель". Местные феминистки выступают против секс-туризма. В знак протеста они переоделись в проституток:
http://navalny.livejournal.com/269196.html

Кажется про подобные перформансы говорят "актёры чрезмерно вошли в свои роли", или попросту "заигрались".
Нечасто видится такой неподдельный энтузиазм даже во владеньях Мельпомены.
la

О наказании Германии

К широко обсуждавшимся текстам Сергея Сумленного про бомбовую войну против гражданского населения Германии и про изгнание немцев из Восточной Европы после войны:
http://sumlenny.livejournal.com/491028.html

Не буду встревать во все многочисленные поднятые вопросы (немало всего было уже сказано). Просто приведу две небольших субьективных зарисовки.

Первое. Когда-то в начале 80-х, ещё до перестройки, мне довелось прочитать сборник переписки "Большой тройки" (Сталина, Рузвельта и Черчилля) времён войны. Это было весьма редкое издание (с тех пор я его ни разу не видел), явно не массовое и практически свободное от советских пропагандистских стереотипов. В нём были просто приведены письма этих лидеров друг другу, в количестве нескольких сотен штук, и с минимальными комментариями. Насколько хорош был перевод с английского я судить не могу, но общее впечатление было - вполне адекватный и квалифицированный, и, как я уже упоминал, в основном свободный от советских штампов.

Сейчас я уже мало помню подробное содержание, но одно из стойких впечатлений, сложившихся из этого чтения было следующим. В период 1943 - первой половины 1944, Сталин в каждом письме напоминал союзникам о скорейшем открытии второго фронта. То есть основной, доминирующей темой были поставки оборудования на советский фронт и "когда же, наконец, вы поможете со вторым фронтом"?

Ответы были выдержаны примерно в таком ключе: "скоро, скоро, но пока ещё нет, а пока мы посылаем вам фотографии аэросьёмки как прекрасно горят немецкие города после наших бомбардировок". В основном это исходило от Черчилля, и в меньшей степени от Рузвельта. По-видимому они считали что Сталина должны очень сильно радовать картинки пылающих немецких городов. Но в ответах Сталина эта тема не имела продолжение, и иногда чувствовалось раздражение от того что союзники уходят от темы. Именно в письмах Черчилля постоянно сквозила настоящая, неподдельная радость, восторг от того как "прекрасно пылают города". Письма Сталина были почти бесстрастны, он старался решать практические вопросы снабжения и планирования операций. В прочтении этих писем, именно Черчилль, а вовсе не Сталин, производил впечатление наклонностей мстительного, по-настоящему одержимого маньяка.

Второе. Мой покойный отец прошёл войну от Курской дуги до Праги (куда их в последний момент развернули с берлинского направления), и, естественно, в дестве я слышал немало рассказов о войне. Среди этого были эпизоды из Восточной Европы, в основном Польши. Я помню, в частности, один такой рассказ. Освободив какой-то небольшой польский городок (названия не помню) и, едва занявшись расквартировкой на месте, они услышали страшный шум и крики доносящиеся с центральной площади. Бросившись туда, они застали примерно следующую картину. Разьярённая толпа местных жителей "прогоняли через строй" другую группу - как оказалось, местных этнических немцев, которые при немецкой оккупации занимали привелегированное положение. В основном это были женщины и пожилые мужчины. С них почти всех уже была сорвана одежда и толпа яростно лупила их палками, ремнями и другими подручными предметами. Советским солдатам пришлось вмешаться чтобы прекратить экзекуцую, что было совсем не просто. И это далеко не единственный эпизод - совершенно рутинными были случаи когда немецкие беженцы искали защиты в расположении советской армии именно от местных жителей (отец рассказывал о нескольких таких эпизодах).

Подобное было и в Чехословакии, хотя, как правило, более "гуманно". Местных немцев чехи сажали на грузовики целыми семьями, разрешая взять с собой пару чемоданов, довозили до границы и просто сбрасывали на дорогу. Таким образом было депортировано сотни тысяч, если не миллионы, бывших жителей этих мест. Советская армия практически не могла это остановить, без риска сразу же войти в конфликт с местным населением, которые практически без исключения везде встречали их как освободителей.

Сумленного некоторые комментаторы упрекали в "германофилии". Я не сомневаюсь что Германия заслужила очень многое из того что с ней произошло в конце войны. Но тут дело в другом. Сейчас, в последние 5-10 лет всё больше муссируется тема (в северо-восточной Европе, и с услужливой подачи, главным образом, британской публицистики) "зверств Советской Армии", "миллионов изнасилованных немок" и т.п. В некоторых источниках уже доходит до прямой апологии нацизма, и во многих - мысль о том что при немцах да, плохо было, но при "русской оккупации" за "железным занавесом" стало ещё хуже. Публикации в Эксперте - хорошее напоминание того кто с наибольшим энтузиазмом тогда (а не в нынешней интерпретации) участвовал в этих "зверствах на территории побеждённого противника".

Кстати, находясь довольно продолжительное время в Праге, отец квартировался у одной чешской семьи, где его называли его "пан Кратов" - звучит прямо по чешски. У них было две дочки, лет трёх и шести, с которыми он часто ходил гулять в городской парк (я помню фотографии, где каждая из них держат его за руки). Вот такой "экзистенциональный ужас перед русским варваром", ка сейчас в некоторых кругах описывается приход советских войск в Европу в 1945.