June 15th, 2007

la

Когда побеждает самый большой крокодил

Антон Носик в посте "Чужой против Хищника" злорадно комментирует разразившуюся войну палестинских группировок. Бардак и война в палестинских территориях, конечно, показывает более реалистическое лицо "ближневосточного мирного процесса", "развития палестинской демократии" и т.д., а реакция на него - так же и лёгкость с которой многие считающие себя цивилизованными гуманистами, либералами, демократами, обращаются к трайбалистским кровожадным представлениям в момент любого обострения.

Но я бы месте Носика не торопился злорадствовать по чисто прагматическим соображениям. Интенсивное военное противостояние на какое-то время (иногда на много лет) погружает общество в бардак и хаос и, вроде бы, ослабляет его, давая передышку противникам-соседям. Но нередко в итоге побеждает наиболее сильная, сплочённая (и жестокая) группировка у которой за годы этого кровавого хаоса выработалась боевая подготовка, организация и эффективные лидеры - в какой-то мере дарвинистский естественный отбор с победой сильнейшего. Когда, наконец, внутренний противник побеждён, взоры обращаются на внешнего - на соседей, и тогда, бывает, "мало не покажется". Так что впоследствии, если после периода бардака и гражданской войны в Палестине власть полностью перейдёт к победившей группировке (по-видимому наибольший шанс на это имеет Хамас), она может стоить Израилю намного больших неприятностей чем палестинские боевики во время вялотекущих внутренних интриг и открытой гражданской войны.

В современной истории этого региона подобный прецедент уже есть. Так, Израиль, как правило, достаточно легко справлялся с централизованными армиями светских бюрократических и коррумпированных режимов окрестных арабских стран, возникших после крушения колониальной системы. Но когда Ливан взорвалася долгой и жестокой гражданской войной, то в нём, в этих внутренних конфликтах, постепенно выкристаллизовалась организация принципиально нового типа - разветвлённая, сетевая группировка "Хизбалла", с намного большей реальной боевой эффективностью чем многочисленные и до зубов вооружённые армии Египта или Сирии. В результате "Хизбалла" заставила Израиль уйти (фактически - бежать) из южного Ливана в 2000 году, а летом 2006 - фактически "уделала" хвалёную израильскую армию, надеявшуюся на лёгкую быструю операцию.

Подобное в истории случалось много раз. В конце V века до н.э. Персия могла с немалым злорадством наблюдать как враждующие греческие коалиции, когда-то победившие персидскую армию, теперь яростно истребляют друг друга, при этом постоянно присылая в Персию делегации клянчить деньги для борьбы со своими греческими противниками. Но через несколько десятилетий, в результате почти непрерывных внутренних войн в Греции победила, казалось бы, периферийная полудикая Македония. Но в результате вся Греция представляла собой общество с огромным количеством долго воевавших людей, с прекрасным боевым опытом, организацией и эффективными лидерами, только что обьединённое централизованной властью. Ему ничего не оставалось ка обратить эту военную мощь и организацию на соседей - могущественную но дряхлую Персидскую империю.

В начале XIII века н.э. слабеющая империя Китая и мусульманские среднеазиатские ханства могли с удовлетворением наблюдать как разворачивается ожесточённая война между основными кланами татаро-монгольских кочевников. Занятые внутренними распрями, кочевники ослабили свои набеги на соседние с ними цивилизованные государства. Но когда в результате этого дарвинистского отбора кочевые племена были силой обьединены оказавшимся самым сильным из них - кланом Темучина, то централизованная, опытная армия кочевников в результате легко завоевала эти цивилизованные империи.

Когда в конце 1994 правительство Ельцина принимало решение о вторжении в Чечню, задача казалась не очень сложной. За несколько лет дудаевского режима эта территория превратилась в отдельные анклавы враждующих группировок. Но оказалось что различные военные группировки и кланы, ещё ничего не представлявшие в боевом отношении в 1992 году, за три прошедших года получили большой боевой и организационный опыт в различных кавказских конфликтах и в междоусобной борьбе. Их распри оказались на время забыты когда российская армия стала двигаться на Грозный. И в результате "два часа работы десантного батальона" обернулись затяжной войной с большими потерями, которую Россия тогда так и не смогла выиграть.

Так что внутренняя война в стане противника - не всегда повод для успокоения и злорадства...