May 5th, 2007

la

Отсутствие "голландской болезни"

_iks обращает внимание на статью в "Эксперте" "Экономика укрепляющегося рубля". В ней описывается ускорение экономического роста в Росии в первые месяцы 2007 года и особенно новое качество роста: сырьевой сектор в основном стагнирует, но растёт обрабатывающая промышленность, строительство и сектор услуг. В сопутствующей редакционной статье:

Наблюдаемое ускорение темпов роста нашей экономики произошло, несмотря на прекращение аккурат к концу прошлого года роста стоимости российского экспорта. При том что рост физических объемов вывоза главного экспортного товара, нефти, остановился еще два года назад. Похоже, нынешняя волна роста имеет вообще ненефтяную природу. Появляется все больше оснований утверждать, что российская экономика находится в процессе перехода от экспорториентированной модели роста к модели, где главным двигателем роста является расширение внутреннего спроса, прежде всего инвестиций.

И в этой модели дорожающий рубль не тормозит рост, а ускоряет его, удешевляя импорт машин и оборудования, стимулируя прямые инвестиции из-за рубежа. Параллельно растут занятость и выпуск в отраслях, обслуживающих импорт (торговля, информационно-коммуникационный сектор, финансы и другие).


Кстати, это один из примеров того что я имел в виду в посте "Блеск и нищета экономики" про необходимость учёта динамики и инерции, разных временных масштабов и неравновесных процессов, в основных экономических моделях.

"Традиционная" экономическая наука утверждает что в случае укрепления национальной валюты обостряется "голландская болезнь": всё больший процент товаров произведённых внутри страны становится неконкурентоспособным по сравнению с импортом. То есть экономика переходит от одного равновесного состояния А к другому равновесному состоянию Б. В состоянии Б импорт больше чем в состоянии А, а экспорт меньше чем в А, т.е. при перемещении от точки А к точке Б происходит ухудшение торгового баланса и падение национального промышленного производства.

Модель же, учитывающая "инерцию", заметит что при укреплении национальной валюты в определённых ситуациях будет действовать и противоположный фактор. Если национальный парк промышленного оборудования более устаревший и менее продуктивный чем у конкурирующей импортной продукции (как в случае нынешней России), увеличение обменного курса валюты даёт возможность закупать за рубежом лучшее промышленное оборудование, обновить основные фонды и, таким образом, быстро повышать производительность труда - а следовательно и конкурентоспособность национальной продукции. Этот эффект при некоторых обстоятельствах может компенсировать и даже значительно превышать эффект "голландской болезни", т.е. прямой потери конкурентоспособности от "утяжеления" национальной валюты. Надо заметить что эффект голланской болезни проявляется сразу, а эффект обновления промышленного парка - по прошествии некоторого времени, через несколько лет. Поэтому я подчёркивал что экономическая модель должна учитывать динамику и инерцию, в отличии от традиционных экономических моделей описывающих переход от одной равновесной точки к другой.

Чтобы получить положительный эффект обновления оборудования нужно сначала преодолеть непосредственный негативный эффект утяжеления валюты. Эти соображения показывают, в частности, что иногда могут быть обьективно полезны временные протекционистские меры по защите своего производителя - несмотря на рикардианский постулат традиционной экономики, говорящий о том что уменьшение торговых барьеров всегда даёт положительный эффект обеим сторонам.

В нынешней российской экономике есть условия для этого позитивного эффекта от укрепления рубля, преодолевающего "голландскую болезнь": значительная часть промышленного оборудования сильно устарела вследствии катастрофического недоинвестирования на протяжении 90-х (а фактически постепеного отставания начавшегося с 70-х). Но усиление рубля делает для предприятий более доступным покупку (в том числе и с помощью дешевеющих кредитов) самого современного оборудования которое позволяет резко увеличивать производительность труда. Этот эффект может превысить удорожание рабочей силы, которое тоже происходит весьма быстро. Надо всячески способствовать этой тенденции (обновлению оборудования) - скажем с помощью снижения импортных пошлин на оборудование (по сравнению с готовой продукцией) или введением инвестиционной скидки с налогов на прибыль.

Укрепление валюты даёт так же и другие положительные эффекты. Не надо особенно бояться увеличения импорта, потому что в современной экономике всё больше прибавочной стоимости создаётся не в процессе производства, а в последующих стадиях: "локализации", рекламы и маркетинга, продаж, обслуживания и ремонта - т.е. внутри национальной экономики, даже в цепочках связанных с импортной продукцией. Конечно, чрезмерное усиление национальной валюты может привести к тому что отрицательные эффекты, такие как "голландская болезнь", превысят положительные. Но в разумных пределах укрепления рубля бояться не стоит.

В общем это чушь что Россия "сидит на нефтяной игле". Рост экономики сейчас происходит не в сырьевом секторе и не связан с ним, как показывают данные.