February 17th, 2007

la

Табуреточники

Вообще-то это из статьи Альбац о "преёмниках" из первого номера странного журнала "The New Times". Там все поожерёдно с этом стулом изображены (фотошоп?), но в свете последни событий ещё интереснее выглядит.
la

Стабфонд

readership в течении многих постов рассуждает на тему о "сложимости" золотовалютных запасов и Стабфонда - можно ли их "приплюсовывать", как это упомянул Путин в своём недавнем выступлении. Большинство экономистов сходится что нельзя. В частности, он ссылается на статью: http://www.gazeta.ru/comments/2007/02/16_a_1381335.shtml

С одной стороны вопрос должен быть совсем простым - складывать или не сладывать, но с друго стороны в бюджетах и финансах. Финансовая система - это вообще вещь которую нельзя в чистом виде разделить на части. Это всегда пирамида которая существует пока в ней постоянно и интенсивно что-то крутится. Попытка "остановить" и рассмотреть внимательно - часто не получается, как нельзя "остановить" электрон по принципу неопределённости Гейзенберга. В США, например, разные экономисты не могут найти согласия чему же равен дефицит американского бюджета. Согласно официальным данным - вроде около 350 млрд., но если к этому прибавить различные долгосрочные обязательства (пенсионный фонд и т.д), под которые деньги должны откладываться, а на самом деле они тратятся сейчас - то получится более 600 млрд.

Но дело, собcтвенно говоря не в этом, вопрос состоит в другом. А именно: зачем вообще считать "золотовалюту" единственным эквивалентом стоимости? Пора уже отходить от этого, от того что единственные "реальные деньги" - это так называемая "твёрдая валюта".

Вопрос: сколько "золотовалютны резервов" у таких ведущих экономик мира как США, Германия, Франция и т.д.? Да нисколько - какие-то мелкие десятки миллиардов долларов, медяки в кармане. Судя по этой таблице, резервы США меньше чем у Алжира, менее 70 млрд долларов (в то время как ходящих по миру долговых обязательств - на несколько триллионов). Но этих резервов и не нужно, пока сама национальная валюта высоко котируется в мире и является универсальным обменным эквивалентом во многих других странах.

Рубль, несомненно, станет полноценной "твёрдой валютой" в течении нескольких лет. По "твёрдости" он уже давно ей соответствует. За последние лет пять флуктуации курса по отношению к другим основным валютам были меньше чем колебания обменных курсов самих этих "основных валют" друг с другом. Чтобы стать полноценной "твёрдой валютой", нужно увеличивать количество рублёвых финансовых инструментов обращающихся на мировом рынке (чтобы рубль был ликвидным) и снимать некоторые остающиеся ограничение на рынке капиталов в стране.

Поэтому всё более бессмысленной становится сама постановка вопроса - складываются эти доллары (ЗВР и Стабфонд) или не складываются? Просто это разные счета, принадлежащие формально разным ветвям государственной власти. ЗВР - набор долговых обязательств ведущих стран мира, корреспондентских счетов в иностранных банках, и запасов драгметаллов. Всё это принадлежит Центробанку, его активы. Стабфонд - счёт принадлежащий правительству и открытый в Центробанке. Для правительства это - актив, для Центробанка - пассив. И ЦБ и правительство - органы государства, так что и то и другое входит в национальное богатство.

В узком смысле количества "золотовалюты" имеющейся в стране - их складывать нельзя. А в смысле "национального богатства" - по-видимому можно. Просто пора разделять эти понятия, в том смысле как я упоминал выше - национальное богатcтво не сводится только к тому что можно непосредственно и ликвидно выразить в "зелёной капусте". Профицит бюджета, отложенный в стабфонде - означает уже произведённые товары и услуги, за которые уже заплачено, а затем эти деньги изьяты из экономики и заморожены на счету. Таким образом это - денежные запасы которыми правительство в принципе может воспользоваться не прибегая к необеспеченнонй эмиссии денежной массы. Значит ли что его использование не будет "инфляционным"? В чистом виде сказать нельзя. Любое изменение денежной массы в принципе влияет на уровень цен. Но инфляционное действие денежной массы гораздо больше тогда когда это - просто эмиссия покрывающая дефицит, т.е. чистый печатный станок. В случае Стабфонда это не так, как я упоминал выше это соответствует уже произведённым товарам и услугам, а вовсе не необеспеченной эмиссии.

Конечно, можно эти деньги создать из воздуха, напечатать. Какое же тогда это национальное богатство? Но так же, в принципе, можно просто напечатать доллары, евро и т.д. Всё это с жёсткой формальной позиции можно считать фикцией. Но богатством они являются пока к ним в мире существует доверие, что их можно легко обменять на что-то другое, и что как раз просто так они не будут напечатаны, что центробанк будет проводить в целом ответственную политику и денежная эмиссия будет обеспечена произведённым экономическим продуктом. Вообще богатство как правило можно превратить в мусор относительно легко, и не только в формальной денежной системе. Например, дом - это богатство, которое в целом хорошо сохраняет свою стоимость. Но если устроить в нём пожар - это будет груда головёшек, а не богатство.

Монетарная политика России в последние годы оставалась всё равно более "твёрдой" чем в основных странах с "твёрдой валютой". В этом смысле рубль больше удовлетворяет критерию "твёрдости" чем доллар. Количество долларовых обязательств обращающихся в мире растёт гораздо быстрее чем размер экономики США. Ситуация уже напоминает последние годы Бреттон-Вудской системы в конце 60-х, когда количество обращающихся в мире долларов росло гораздо быстрее чем золотые запасы США (которыми доллар должен был быть полностью обеспечен). В конце концов система система "соскочила с оси", доллар лишился золотого обеспечения указом Никсона от 15 августа 1971 года, что привело к большому десятилетнему потрясению американской и мировой экономики.