January 24th, 2007

la

Русские морозы

Одна из заезженных тем в военной истории - поход наполеоновской армии на Россию в 1812 и то что "Наполеон проиграл не русской армии, а русской зиме".

Тут подобное утверждение снова проявилось в статье Александра Байера в Moscow Times: "Napoleon Also Won the First Round".

Собственно говоря статья посвящена критике Буша в Ираке - что, мол, быстрая победа над регулярными войсками Саддама относительно небольшими силами сама предрасполагала к дальнейшему поражению, невозможности выиграть партизанскую войну. Но авторские аналогии уходят именно к наполеоновскому походу в Россию:

Of course, this approach conveniently ignores the fact that Napoleon's ultimate defeat in Russia was a direct -- and unavoidable -- consequence of his apparent successes at the start of the campaign. He was allowed to march into the vastness of Russia (or lured there by Field Marshal Mikhail Kutuzov), whereupon his supply lines got stretched and Russian winter set in.

Далее утверждается знакомое - что Наполеон выиграл все битвы, и если бы не зима...
It should be remembered, however, that Napoleon never suffered a military defeat in Russia, either. His army merely disintegrated as it retreated to Russia's borders. As many as 400,000 soldiers, or 80 percent of the original number, perished along the way.

Меня всегда удивляла устойчивость этой мифологии о русских морозах - применительно к наполеоновской кампании в частности. Если бы действительно его армия была потеряна глубокой зимой... Так нет же, легко убедится по вполне доступной хронологии что судьба кампании была уже полностью решена где-то к 15 октября - когда только начались лёгкие осенние заморозки, к которым вполне привычны большинство европейцев, но никак не "русская зима".

Это можно видеть и по знаменитой диаграмме Минара, показывающей путь Grande Armee, её численность, и минимальные дневные температуры. К тому времени когда начались первые заморозки а армия двинулась в обратный путь из сожжённой Москвы, от её первоначальной силы осталась едва ли 20%. На подкрепление надежды не было - далеко, дороги контролировались казаками и ополченцами. Единственное на что можно было расчитывать - что кому-то удастся дожить до зимы. После переправы через Березину таких осталось менее 30 тысяч - чуть более 5% первоначального состава.