October 6th, 2006

la

Галковщина

Я не особенно люблю популярного Галковского с его конспирологическими измышлениями, но у него есть очень здравые мысли в статье "БОГ С НИМИ, С ХАЗАРАМИ, ИЛИ ИМПЕРИЯ ЛЕТУЧИХ ОБЕЗЬЯН-2":
Редакция попросила меня высказать своё мнение по поводу дискуссии о хазарах. Я с большим трудом прочёл тексты участников полемики – по-моему, это анекдотический бред верхоглядствующих подростков. Я не вижу для себя возможности включиться в рассмотрение исторических вопросов на подобном уровне, поэтому ограничусь общим изложением тезисов поверх дискуссии, без конкретной адресации.

1. Сама по себе концепция существования кочевого государства лишена смысла. В современном мире таких государств не наблюдается, очевидно, их не было и в прошлом. У кочевников нет городов, нет устойчивых каналов коммуникации, нет государственного аппарата, нет письменности и нет истории. Наконец, кочевые народы крайне малочисленны. Легенды о «полчищах кочевников» ни на чём не основаны. Пищевая база кочевых племён настолько мала, что их плотность на два порядка меньше плотности самого примитивного земледельческого народа. В обычных условиях земледельцы механически вытесняют кочевников, которые просто растворяются среди миллионов «производителей хлеба и каши». И наоборот, сколько-нибудь значительной численности кочевники достигают только в периферийной зоне контакта с земледельцами, так сказать в «зоне плова», где возможна интенсивная меновая торговля и кочевое хищничество. То, что впоследствии по смутным воспоминанием воспринимается колонистами-земледельцами как «нашествие», есть набеги мелких паразитов, которые размножились как крысы на ворованном или обмененном хлебе и рисе. По мере косвенного окультуривания кочевники включаются в политическую борьбу земледельческого государства. Отдельные кланы скотоводов, всё время враждующие друг с другом, становятся наёмниками, получают плату, оружие, начатки образования. Из-за привычки к набегам такие отряды могут быть эффективной воинской силой и при симбиотическом сращивании с земледельческими городами становятся основой для создания крупных государств. Так возник огромный Китай с династией маньчжуров, Персия с тюркскими правителями, империя моголов в Индии, Османская империя и допетровская Россия с татарским войском и татарскими князьями. Но все эти государства по историческим меркам мгновенно ассимилировали захватчиков, и наоборот, кочевники смогли сыграть серьёзную роль в их становлении, лишь предварительно окультурившись и в той или иной степени этнически переродившись.

Территория огромной монголо-татарской империи, занимающая степи и пустыни центральной Евразии есть несуществующая дырка от бублика, а бублик – «зона плова», состоящая из китайского, среднеазиатско-индийского, иранского, турецкого и русского секторов. При этом кочевники Причерноморья никак не связаны с кочевниками Маньчжурии. Разумеется, за исключением самых общих антропологических черт, точно так же объединяющих разрозненные племена американских индейцев в некую умозрительную общность.


Благодаря в значительной мере трудам Льва Гумилёва (всё же лучше чем всякие "новые хренологии") в нашем историческом дискурсе непропорциональную роль занимают всевозможные кочевники, нашествия, "пассионарные взрывы" и эфемерные образования вроде пресловутой "Хазарии". Гумилёв писал весьма интересно, но основная идея его была чрезвычайно сомнительной. Сначала о Хазарии, чтобы не возвращаться: достоверно о ней известно чрезвычайно мало, археологических следов практически нет - "два-три плохо атрибутированных черепка за сто лет поисков" у Галковского. Довольно невразумительные упоминания у нескольких арабских и византийских летописцев и что-то там про Олега который навалял "неразумным хазарам". Всё что по-видимому можно сказать - в течении 2-3 веков существовала к северу от Кавказа и Каспия рыхлая конфедерация племён, незначительная часть населения и элиты который исповедовала иудаизм (наверное в форме очень сильно отличающейся от еврейский общин средиземноморья). Имели небольшие торговые и сельскохозяйственные поселения по берегам Волги и Каспия, торговали с арабами и волжскими булгарами, совершали набеги. Потом ослабли, распались, и были завоёваны. Исчезли практически без следа.

Но дело не в них, а совсем в другом. Просто никакие кочевники, "варвары" и никакие мифические "пассионарные толчки" в истории большой роли не играют. История делается осёдлыми, урбанизированными, высокоразвитыми обществами с чётко выраженной религиозной и культурной принадлежностью. "Нашествия кочевников" могут поставлять новый "генетический материал" для существующей культуры, но они практически не изменяют её и полностью растворяются в ней. Все нашествия кочевников обусловлены не их мифическй силой и пассионарностью, а, как правило, временной слабостью окрестных осёдлых цивилизаций, в которые они осуществляют вторжение.
Collapse )
la

Грузинское

Мне не нравится разросшаяся явно выше разумности кампанейщина по искоренению в Москве всего грузинского (лучше бы с Церетели начали), но есть вопрос к тем кто сейчас размахивает грузинскими флажками в ЖЖ и значками "я - грузин!":

Вы поддерживаете ксенофобию и лозунги типа "мочи черножопых!" которые были фактически основой грузинской национальной политики со времён Гамсахурдия? "Черножопых" - в смысле абхазов, осетин, иногда под это попадались армяне и русские. А так же основа национального исторического сознания - как варварская немытая Россия угнетала белую, пушистую, цветущую Грузию. Если, например, в России откровенная ксенофобия всегда была значительной нишей, но всё же не мейнстримом, то в Грузии от Гамсахурдия до Саакашвили - это самый что ни на есть официоз, а нишей является скорее всё остальное.

Так вы поддерживаете подобную ксенофобию, господа Пархоменко, Альбац, Латынина и прочие? Если да, то с вами действительно "всё ясно", впрочем, не сейчас, конечно.