October 5th, 2006

la

Неприличные картинки (Древнего Египта)

Вчерашний чей-то пост в коммюнити ancient_ru, замечательно:
Туринский эротический папирус принадлежит к числу немногочисленных древнеегипетских иллюстрированных папирусов светского содержания. Он был найден еще в 1820 году , но долгое время пылился в запасниках Египетского музея в Турине под номером 55001, отпугивая пуритански настроенных ученых своим крайне фривольным содержанием. Лишь в середине XX века он стал объектом исследования ученых-египтологов.

Папирус относится к эпохе Нового Царства. Считается, что он был изготовлен во времена фараона Рамзеса III или его сына Рамзеса IV, то есть в XII–XI веках до н. э. Длина свитка – больше двух с половиной метров, а высота – около 20 сантиметров. Папирус плохо сохранился, но на найденных фрагментах можно различить 27 сценок. 12 из них изображают пары, занимающиеся сексом в разнообразных позах. Гениталии мужчин неправдоподобно велики. Между рисунками видны едва сохранившиеся надписи, которые комментируют происходящее.

http://community.livejournal.com/ancient_ru/57730.html

Кстати, подтверждает мой тезис (мои давние читатели наверное помнят) о том что искусство (особенно экспериментальный, фривольный, декадентский стиль) развивается в противофазе с социально-политической стабильностью и экономическим ростом.

Применительно к сексуальности и эротическому искусству - релевантные заметки по теме:
История сексуальной морали
История сексуальной морали - 2

"Рамзеса III или его сына Рамзеса IV, то есть в XII–XI веках до н. э." - это не просто "период Нового Царства", это его конец, начало развала всего на свете, после чего Египет уже не знал по-настоящему великих фараонов и могущественной империи. Такие эротические папирусы гораздо труднее представить в эпоху, скажем, Тутмоса III - в зените военного могущества и динамизма, или даже раннего Рамзеса II, но зато вполне можно представить в эпохи Эхнатона, Хоремхеба, или же Мернептаха или последующих Рамзесов. Это не значит что в "викторианские" времена Тутмоса III никто не рисовал неприличных картинок. Но у них было гораздо меньше шансов быть показанными на публике и сохраниться в архивах, чем в более пофигистские и декадентские времена поздних Рамзесов. Подобная динамика прослеживается практически всегда и в любых странах.