August 16th, 2006

la

Бульварное (прогулки)

Позавчера очень продуктивно пообщались с cherniaev, ходили по Москве, из одного кабака в другой, пили пиво и говорили. Нахрен нужны всякие лобстеры (омары) - в Москве можно поесть, почти везде, замечательных раков и отличных креветок. Вкус у раков не хуже омаров, а раздалбывать их корпус гораздо проще.

Потом встретились с (бывшим депутатом бывшей государственной Думы) Дарьей kolobok1973 Митиной на Чистых прудах, на открытой выставке "Земля сверху" и погуляли мимо стендов с фотографиями. Замечательно. Там вечером, независимо от выставки, собирается замечательная тусовка, от светских дам до панков и разных прочих альтернативщиков. А какие деффки фланируют мимо! Любая Европа сосёт. Хочу ещё туда...
la

Банкиры-кровососы

В понедельник Сбербанк объявил о том что снижает ставки по рублёвым кредитам с 19% до 15% и одновременно поднимает валютные кредиты до той же цифры. В принципе если считать что уровень инфляции около 10%, то реальные ставки около 5% - достаточно реальные. Валютные же, казалось бы, запредельные - кто же будет брать под 15% в год в долларах? Но с другой стороны - если рубль стабилен относительно доллара вот уже несколько лет и эта тенденция продолжится (т.е. реальное укрепление рубля - примерно те же 10% в год), то и ставки должны быть такие же, т.е. человек живущий в "рублёвом" пространстве и берущий долларовый кредит, возвращает его "обесцененными" долларами, т.е. 15% - высокие, но не запредельные ставки. Правда, ставки по долларовым вкладам эти сцуки из Сбербанка вряд ли повысят пропорционально - а то было бы очень выгодно держать долларовый вклад для человека живущего в долларовом пространстве.

Ольга Романова написала в "Ведомости" в колонке "Страна чудес" на тему изменения ставок - "Вход рубль, выход два", про грядущий кредитный пузырь. И весьма забавно облажалась: "... с того же начинали и в Южной Корее, когда начали стимулировать потребительский бум после кризиса 2003 года". Если бы Романова (профессор ГУ-ВШЭ - буа-гага) не была бы такой безграмотной дурой, она бы знала что никакого кризиса 2003 в Корее не было. Был очень жестокий "Азиатский кризис" 1997-98 года, о котором всякий уважающий себя экономист должен был бы знать, и неболшое повторение в 2000-01 году (когда, собственно и началась искусственная накачка "кредитного пузыря" для стимулирования потребления). К 2003-04 году пузырь уже надулся и был большой процент невозврата потребительских долгов. Но в рамках всей экономики в целом это сказалоьс мало - рост за последние годы был всё равно достаточно устойчивым. Так что пугать пока не надо.
la

Светская хроника

http://ammosov.livejournal.com/166797.html
А я там был вчера у Аммосова, в его министерстве Грефономики. Про венчуры говорили. Подробности пока не буду.

А ещё Марка Эймса (из Экзайла) - своего, можно сказать, первого редактора повидал. Правда недолго. К нему потом приходил какой-то чувак из Wall Street Journal интервью брать
la

"Великие Эпохи"

Кашинская статья "У нас была великая эпоха" очень хорошо сочетается с моей, получившей широкую известность
"Жизнь в интересные времена". У Кашина, я уже отмечал, потрясающее чувство времени - те монументальные события 89-91 годов он (в 10-летнем возрасте) помнит лучше чем большинство тех кому было 20-25 лет. И вообще очень немногие скажут "это была моя эпоха" про то что было в 10 лет, скорее в 15-25 - когда первая любовь, первый секс, институт, первая работа, первые настоящие "как жить?" и "что делать?"

А вот про похороны Брежнева, Бони-М - это в бОльшей степеи моя эпоха, но никакой ностальгии по ней у меня нет. Когда он пишет "по которой ностальгируют тридцатилетние" - неужели такие есть? Нет, своё детство и юность - провинциальные и небогатые - я считаю совершенно счастливыми, ничего бы не поменял, и совсем не уверен что детство моего сына в чём-то лучше и интереснее - при том что он, например, к 15-ти годам побывал уже в половине ведущих столиц мира. Но ощущение тупика, безвременья, затхлости к началу 80-х было уже всеохватывающим. АББА и пепси-кола в бутылочках, Олимпиада и эстонские жвачки - всё это слишком мелко по сравнению с этим глобальным ощущением. Смерть Брежнева - мой первый курс, холодный ноябрь, нетопленная грязная общага, ментовский день, затянувшееся "Лебединое Озеро". Ощущение полного слома ежедневного порядка - будто солнце вдруг взошло на западе, никого кроме Брежнева мы не знали, он был вечен как Сфинкс. И вместе с тем запредельный гротеск - "Лёня с раскладушкой", стучащийся в Мавзолей - от него никуда было не деться. Мой лучший друг, одногрупник - из Калининграда, как Кашин - прибежал, истерически хихикая: "Лёлик перекинулся!". Кстати, страха никакого не было уже давно, ещё в школе мы рассказывали про Брежнева очень злые и непечатные анекдоты совершенно открыто, и ни разу не было ощущения что могут быть какие-то последствия. Сесть, наверное, можно было (или хотя бы вылететь из комсомола) - но для этого нужно было долго и сильно стараться.

Есть версия что приход Горбачёва и перестройки были цепью случайных событий - а на самом деле убрежнение (с различными вариантами Андроповских реформ) могли бы продолжаться ещё лет 20. У меня не было такого ощущения. Наоборот, казалось что иначе не может быть - потому что маразм, мрущие как мухи генсеки - дошло до крайности, дальше было невозможно. Знаменитый анекдот, когда Кириллов с каменным лицом открывает программу "Время": "Вы будете смеяться, но Черненко тоже умер" - ничего лучше не передаёт ощущения того времени, начала 1985 года. Дошло до ручки. Дальше должно было быть что-то совсем другое, или полный коллапс окружающего мира. Такая была эпоха - нет, не великая, язык ни у кого не повернётся назвать её этим словом - но была, своя, "наше всё".