December 19th, 2005

la

"Ксенофобы" и "антифашисты": немного о социальных причинах

Сегодня промелькнуло и широко обсуждалось в ЖЖ довольно провокационное высказывание:
«Вот ругают т.н. "кавказцев", так они в сравнении со славянами - трудолюбивее в десятки раз! И любят то, чем занимаются, и ценят свое место, пусть это даже место на строительном рынке. А "русские" - это просто что-то с чем-то... Как будто не за деньги работают, а одолжение делают. Поневоле станешь русофобом с такими работничками. [...] Скорее бы приехал в Москву весь Кавказ, а подобных ленивых, завистливых, тупых "русских" выдавили бы за 101-й км.»

На самом деле как позиция "ксенофобов" так и "антифашистов" вполне объяснима вове не уникальны для России. Главные различия (что не исключает, конечно, индивидуального разнообразия) можно объяснить обстоятельствами в которых приходиться иметь дело с "понаехавшими".

В США, например, активными борцами за права негров и других национальных меньшинств всегда были относительно богатые или верхний средний класс - от университетских профессоров до адвокатов - те которые не живут рядом с этими самими меньшинствами, в их среде, а отгорожены от них дальними пригородами, "gated communities" и т.д. Они могут наблюдать нормальных трудолюбивых афро-американцев, латиносов, вьетнамцев и т.д., которые приходят стричь им газоны, убирать мусор, обслуживать их в близлежащем макдональдсе. И наоборот, самыми ярыми расистами, ку-клукс-клановцами были как правило небогатые белые, нижний средний класс, живущие в тех же районах что сами меньшинства и которым приходится общаться с ними в их собственной среде, и реально сталкиваться с проблемой уличных банд, торговли наркотиками и тому подобными явлениями.

"Либеральная интеллигенция" как правило общается с приезжими таджиками, кавказцами и прочими как работодатели и покупатели - последние строят им дачи, ремонтируют квартиры, подвозят на улице, продают какую-то удобную снедь которую так хорошо перехватить спеша в свой оффис. Заодно мило побеседовать на семинаре или в кофейне о межнациональных проблемах и "диалоге культур" с представителем такого меньшинства, получившего образование в том же университете.

Совсем по-другому могут видеть эту проблему жители старенькой окраинной хрущёвки, где дальние приезжие скупили половину квартир и теперь обустраивают там свою культурную среду, весьма отличную от культуры большого современного мегаполиса.

Действительно, про многих приезжих издалека можно сказать что это - трудолюбивые и исполнительные работники. Приезжие строители дач и продавцы шаурмы должны вести себя по законам того общества в котором они находятся - иначе их не будут нанимать. Они не могут навязывать свою культурную среду на рабочем месте и вынуждены приспосабливаться к существующей. Но при этом они чувствуют себя угнетёнными, деморализованными и испуганными чуждой культурой большого города, с атомарными а не клановыми семьями, распущенными нравами и т.д. Они ищут поддержки в клановой среде, пытаются "в отместку" реализовать свою культуру на месте проживания, чем вызывают ещё большее недовольсво их непосредственных "коренных" соседей.

Приведу пример. В конце 90-х я работал в одной небольшой технологической компании к северу от Бостона. У меня был более свободный чем у других режим работы, я обычно приходил не слишком рано но и оставался попозже, чтобы поработать в тишине и без суеты. В это время в оффис приходили уборщики. Сначала это была белая пара - малообразованные, прокуренные "white trash", которые, надо сказать, пылесосили через пень-колоду, а мужик постоянно приставал ко мне с пустой болтовнёй вместо того чтобы заниматься своим делом. Каждый раз он спрашивал меня "Да, кстати, ты откуда - из Германии?", я отвечал что нет, из России, на следующий день это повторялось опять. Доставало изрядно. Потом им не продлили контракт, и к нам стали приходить какие-то очень милые мексиканцы (скорее всего нелегалы), которые робко улыбались, чистили тщательно и аккуратно, и не приставали с глупыми разговорами. Если опираться на логику цитаты в начале, я бы обеими руками был бы за этих мексиканцев и чтобы ленивых белых придурков - "за 101 километр". Но хотел бы я жить в каком-нибудь засранном квартирном комплексе, где скорее всего нашли себе пристанище эти мексиканцы - с испещрёнными граффити стенами, с торговлей наркотиков и драками во дворе, с запахом пережаренных буррито? Мягко говоря, совсем не уверен.

Смехотворной в этом отношени представляются хамские сентенции какого-нибудь Шендеровича, (причисляющего себя к "антифашистам" и защитникам всевозможных меньшинств). Как он хвастался что не стал платить деньги за ремонт нижним соседям - пенсионерам, котоым он залил потолок, потому что "всё равно пропьют". Его всё-таки, кажется, заставили это сделать по законам современного урбанизированного общества - через суд, куда он не пожелал явиться, предоставив через адвоката филькину грамоту о якобы отсутствии заработков. Совсем по другому могло бы сложиться если бы этими соседями было не "русское быдло", якобы пропивающее деньги на ремонт, а какие-нибудь дагестанцы которые стали бы разбираться с ним по закону "кровной обиды", а не через презренное, медленное, бюрократическое судилище. Могу представить себе что Шендерович заговорил бы в этом случае совсем в другом тоне.

На самом деле лицемерие проявляется и везде. "Антифашисты" не хотят замечать совершенно реальную причину конфликтов с "чужаками", вызывающими недовольство тем что приносят свои трайбалистские нравы в жизнь большого мегаполиса, совершенно чуждую им. "Ксенофобы" же хотят убрать "понаехавших" как можно подальше, но при этом с удовольствием пользуются их дешёвыми услугами, вызванными бедностью и бесправностью. Только честный диалог учитывающий и те и другие обстоятельства, может как-то сдвинуть эти кричалки с места.
la

Miami plane crash


Произошедшее сегодня взрыв в воздухе и падение в воду у берега Флориды самолёта было заснято на любительское видео. На самолёте-амфибии Грумман-73Т было 20 человек. Все погибли. На кадрах видно как самолёт целиком падает в воду, а следом за ним летит большой ярко горящий обломок, по-видимому двигатель и часть крыла.